, 2 мин. на чтение

В «Зеленой книге» респектабельный чернокожий Махершала Али перевоспитывает белого бандита Вигго Мортенсена

, 2 мин. на чтение
В «Зеленой книге» респектабельный чернокожий Махершала Али перевоспитывает белого бандита Вигго Мортенсена

В ближайшие месяцы в прокат выходят фильмы на «Оскар», и, судя по уже полученным «Зеленой книгой» наградам (в том числе пяти номинациям на «Золотой глобус»), у нее есть все шансы быть названной в конце 2018-го самым выдающимся кинодостижением за год. Что после свежего просмотра (фильм только что показали российской прессе) кажется странным по многим причинам.

Во-первых, «Зеленая книга» (такие справочники в середине прошлого века содержали адреса заведений и гостиниц, где могли находиться чернокожие без опасения быть выгнанными или даже избитыми) снята Питером Фаррелли, половиной режиссерского дуэта братьев Фаррелли, которые смешили нас все 1990-е годы комедиями «Тупой и еще тупее» и «Все без ума от Мэри». То, что Питер в одиночку решил переквалифицироваться из комедиографа в серьезного автора на «Оскар», само по себе неожиданно и приятно, потому что в «Зеленой книге» полно смешных моментов, и именно они делают фильм не совсем драмой о борьбе за права меньшинств.

Во-вторых, в написании сценария принимал участие Ник Валлелонга, сын главного героя фильма Тони «Болтуна» Валлелонги (смешно растолстевший, но, естественно, не потерявший обаяния Вигго Мортенсен). Сын описал историю превращения своего отца, расиста, выбрасывавшего в мусор стаканы, из которых в его квартире пили пришедшие починить кран чернокожие водопроводчики, в главного друга черных. Вернее, одного черного, потому что, как мы знаем, шовинизм избирателен — можно не любить определенное меньшинство, но дружить с одним его конкретным представителем.

В-третьих, повестка «Зеленой книги» и развитие отношений главных героев — известного, живущего прямо над Карнеги-холлом классического пианиста Дона Ширли (Махершала Али, получивший почти два года назад «Оскар» за «Лунный свет») и его белого водителя Тони — показаны так, будто на дворе по-прежнему 1962-й, когда происходит и действие фильма.

Комедии на расовую тему сейчас снова в тренде. Примерно одновременно с «Зеленой книгой» выходит в прокат ремейк французского «1+1» про черного ассистента-сиделку парализованного белого миллионера.

Но «Зеленая книга» (в кинотеатрах с 24 января) не хочет быть просто комедией. Авторам кажется, что они поднимают важные темы расовых отношений в Америке, но путь они выбирают такой, будто не прошло последних пятидесяти лет. Дон нравится Тони, потому что платит ему деньги за услуги водителя и охранника, и вообще богатый и хорошо образованный черный пианист находится на более высокой социальной лестнице, чем белый вышибала. За исключением одного — цвета кожи. В южных штатах, по которым колесят пианист с водителем, Дона принимают как короля, но при этом не пускают обедать в ресторан «только для белых». Вышибалу Тони не пускают в приличное общество из-за его манер, но в ресторане ему есть не возбраняется. В общем, каждый из них по-своему изгой, причем Дон — изгой дважды, и для белых, и для черных, потому что классический пианист не знает, кто такие Арета Франклин с Литтлом Ричардом.

Насмотревшись на эти несправедливости, Тони начинает испытывать к Дону симпатию. Но это не преодоление расовой неприязни. Это всего лишь уважение к чужому таланту и трудолюбию. Изменение отношения Тони к черной расе не показывается больше ни разу.

Есть одна вещь, которая может при просмотре примирить зрителя с происходящим на экране — растолстевший Мортенсен, пожирающий жирными руками KFC именно там, где это и нужно делать — в Кентукки, получает от своего неприлично восхитительного в своей простоте героя такое удовольствие, что им невозможно не заразиться.

Фото: Capella Film