, 3 мин. на чтение

Мой Оскар Рабин

, 3 мин. на чтение
Мой Оскар Рабин

В Италии умер один из главных отечественных художников, соорганизатор «Бульдозерной выставки».

Минувшей ночью во Флоренции скончался Оскар Рабин — знаменитый художник, один из главных людей в отечественном неофициальном искусстве, участник так называемого «Лианозовского кружка», в который вместе с ним входили поэты и писатели Игорь Холин, Всеволод Некрасов, Генрих Сапгир, Эдуард Лимонов, художники Владимир Немухин, Николай Вечтомов, Лидия Мастеркова, а предводителем был художник и поэт Евгений Кропивницкий; в его комнате в барачном доме и собирался кружок. Рабин был одним из организаторов знаменитой «Бульдозерной выставки» 1974 года, а в 1978-м уехал в эмиграцию. Во Флоренции Рабин должен был открывать персональную выставку, которая теперь станет для него посмертной. Ему было 90 лет. Мы собрали воспоминания и слова о художнике знавших его современников, а также современных искусствоведов.

Армен Апресян, искусствовед:

В сентябре 1974 года группа художников, творчество которых не вписывалось в рамки одобренного властями метода, попыталась устроить выставку вне стен выставочных залов. В пригласительных билетах мероприятие было означено как «Первый осенний просмотр картин на открытом воздухе».

Что бы сегодня про эту акцию ни писали, организаторы прекрасно осознавали, что идут на провокацию. В интервью 2010 года Оскар Рабин признавался: «Выставка готовилась скорее как политический вызов репрессивному режиму, а не как художественное событие. Я знал, что у нас будут проблемы, что будут аресты, избиения. В течение последних двух дней перед выставкой нам было страшно. Меня пугали мысли, что со мной лично произойти могло что угодно».

Максим Павлов, куратор кинопрограмм Третьяковской галереи:

Только успели показать премьеру фильма о нем…

Теперь в этой визе проставили штамп.

Он оставил этот мир во Флоренции. Что может быть большим даром для художника, как уйти к великим именно в этом городе, взойдя в мир горний по лестнице к Сан-Миниато.

Лев Рубинштейн, поэт и писатель:

Умер Оскар Рабин.

Про «уходит эпоха» ничего я, с вашего позволения, говорить не буду — другие скажут.

Я немножко знал его. Именно немножко, хотя и долго — с середины 70-х, с времен «Бульдозерной выставки» и его отъезда в эмиграцию. Он, насколько я знаю, жил полной творческой жизнью до самого конца. И одно это уже утешает и дает силы оставшимся.

Катя Марголис, искусствовед, художник:

Оскар Рабин. Любимейший художник. Большой живописец, maestro. Помню, как отчаянно лет в 14, еще учась в художественной школе, пыталась подражать ему. Перед этой картиной с горящим в недрах глубокой осени ярким листом — стояла буквально на днях. Осень патриарха. Pax aeternum.

Алексей Тиматков, поэт:

Так получилось, что мы жили в одном доме с Кропивницкими, семьей сына Рабина, Александра. Но это было не Лианозово, а Царицыно. Сам Александр Кропивницкий в конце 70-х уехал вслед за отцом во Францию. Но что-то не сложилось, и он покончил с собой в эмиграции. А я дружил с его сыном Митей. А через него, позднее, с его двоюродным братом, Петей (сыном дочери Оскара, Екатерины). У Мити дома все стены были увешаны картинами Оскара и Валентины Кропивницкой, в том числе, висели вот эти две — с паспортом и с летящими избушками на фоне пограничного столба. Когда был маленький, бегал в гостях у Кропивницких под этими картинами. И был подспудно очарован этим мраком, этими летающими избушками на всю жизнь.

Алек Эпштейн, автор книги «Художник Оскар Рабин: запечатленная судьба»

15 февраля этого года я был в Париже, чтобы молча отметить там 80-летие Владимира Борисовича Янкилевского, ушедшего из жизни за полтора месяца до этого. Накануне я навестил и Оскара Яковлевича Рабина, принеся ему свою очередную статью о нем. Как оказалось, это была последняя наша встреча… Оскар Рабин (Oscar Rabine) ушел, но его ни с чем не сравнимое искусство еще многие годы, десятилетия и, хочется верить, столетия будет ценимо, нужно, востребовано все новыми и новыми ценителями живописи. Он был важнейшим человеком не только в истории российской культуры и гражданского сопротивления, но и лично в моей судьбе, и я до последнего дня своей жизни сохраню благодарность за счастье достаточно близкого знакомства с ним и его искусством.

Фото: @Владимир Базан