, 1 мин. на чтение

«Судная ночь. Начало» — фильм о благородных черных драгдилерах, которые победили белых злодеев во власти

, 1 мин. на чтение
«Судная ночь. Начало» — фильм о благородных черных драгдилерах, которые победили белых злодеев во власти

В каждой кинофраншизе вдруг наступает момент, когда авторы хотят рассказать предысторию ставшего популярным сюжета.

С четверга, 2 августа, в кинотеатрах идет уже четвертая «Судная ночь» — продолжение неожиданно ставших очень успешными фильмов об одной ночи в году, когда официально разрешено любое насилие, включая убийства.

Четыре «Судные ночи» уже собрали в мировом прокате 282 млн долларов, и если учесть, что производство новой обошлось всего в 13 млн, дело это прибыльное.

«Начало», как уже понятно из названия, — приквел. Власти пока просто экспериментируют — устраивают пробную судную ночь в отдельно взятом районе, конечно, неблагополучном — в Стейтен-Айленде, где живут бедные чернокожие.

Сама судная ночь наступает через полчаса после начала фильма, и вот уже на экране столько жертв, что перестаешь считать на десятой. Вообще призывать бороться с насилием, это насилие показывая и смакуя, — давнее развлечение Голливуда.

Но тут еще смешнее — благородные черные наркоторговцы (главного даже зовут Дмитрий) дают бой наемникам-фашистам, нанятым властями, консервативными «отцами-основателями» (читай: Трампом и его свитой ирландского происхождения), под девизом «Не суйся в мой район!». Так потомки черных рабов из Африки заявляют свои права на землю в штате Нью-Йорк, на которую претендуют иммигранты из Ирландии, что само по себе смешно. Но за неимением лучшего фильма, отражающего проблемы полицейского насилия и жизнь при поддерживающем свободную продажу оружия президенте, «Судная ночь» очень убедительна.

Первая часть вышла в 2013-м, и при Обаме она смотрелась как антиутопия-предупреждение. Сейчас, при Трампе, когда все дремавшие социальные конфликты обострились, «Судная ночь» даже чуть-чуть не поспевает за реальностью.

Плюсы:

Политическая сознательность.

Минусы:

Упорное нежелание к четвертой части отойти от сюжетного штампа «плохие богатые люди хотят убить хороших бедных, но в итоге все хорошо».

Фото: Universal Pictures