, 5 мин. на чтение

Это мой город: инициатор создания пешеходной зоны на Миусах Анна Ищенко

, 5 мин. на чтение
Это мой город: инициатор создания пешеходной зоны на Миусах Анна Ищенко

О Миусах, которые начали развиваться с бешеной скоростью: обрастать кофейнями, винными барами, вьетнамскими закусочными, барбершопами, но при этом не превратились в Патрики, где невозможно купить какие-то простые вещи вроде веника или картошки.

Я родилась…

В Красногорске. По сути, это окраина Москвы, поэтому детство мое вполне московское: кафе-мороженое на ВДНХ, катамараны в парке Горького, мультики в «Баррикадах», с той основной разницей, что прямо у подъезда можно было надеть лыжи и поехать кататься с горки в парке.

Сейчас живу…

На улице Фадеева, это между «Новослободской» и «Маяковской». Пять лет назад мы купили здесь квартиру, потому что это наше с мужем любимое место в Москве.

Люблю гулять в Москве…

Я не очень люблю бесцельно гулять, в основном иду куда-нибудь с какой-нибудь целью. Поэтому больше всего времени провожу недалеко от дома, благо приятных мест вокруг более чем достаточно. Если заносит куда-то еще — люблю гулять по улицам с характером, где каждый дом рассказывает историю, например по Ивановской горке или по Лефортово. Ну и по долгу службы обязательно иду гулять по новым общественным пространствам в Москве. А потом возвращаюсь на любимые Миусы.

Мой любимый район в Москве…

Миусы, где живу последние пять лет. Когда мы здесь поселились, здесь были в основном ломбарды и магазины интим-товаров, а первая хипстерская едальня Meatball Company разорилась за невостребованностью. Вдруг район начал с бешеной скоростью обрастать кофейнями, винными барами, вьетнамскими закусочными, барбершопами, но при этом не превратился в Патрики, где невозможно купить какие-то простые вещи типа, не знаю, веника или картошки. У нас идеальная городская среда, где можно зайти в подвал соседнего дома к армянской семье за лучшими помидорами по 100 рублей, у дяди Коли из кафе «Занзибар» купить лепешку, Марк из «Зоопира» знает, какой корм ест моя кошка, а угол на повороте к метро «Маяковская» каждую осень усыпан боярышником.

Еще я люблю Сыромятники и ближайшие к ним районы. Здесь я тоже провожу очень много времени, потому что наше бюро Wowhaus находится на Artplay. Это удивительное сочетание милой провинциальности и авантюризма — ведь за каким-нибудь неказистым забором может вдруг выступать мировая звезда дроун-метала или самая модная питерская группа. В этом месте огромный потенциал, который только начинает реализовываться. Мне очень нравится, например, пространство «Авиатор» на «Бауманской», где раньше была «Рабица», а теперь всякие панковские бары и секонд-хенды. Я завидую людям, которым сейчас 20 лет и для которых все эти «Успехи», «Агломераты», «Сосны и Липы» нечто само собой разумеющееся. У нас на все про все было одно «О.Г.И».

Мой нелюбимый район в Москве…

У меня вся жизнь связана с частью Москвы от запада до севера, и я ее люблю, даже нетуристические места типа Тушино, Войковской и так далее. А вот юго-запад, юг и восток — это для меня чужая территория. Я ее не чувствую своей, не знаю и не понимаю. Даже окрестности МГУ, где я училась, мне так и не полюбились. Не знаю, почему, просто чужой, не знакомый мне город, где ничто не близко.

В барах, ресторанах…

Бываю постоянно. Я вообще люблю есть и готовить и активно интересуюсь едой и всем, что с ней связано. Ради любопытства хожу в разные модные и просто новые заведения с интересной едой, но, как правило, все ограничивается одним-двумя визитами. Зато регулярно посещаю места рядом с домом. Одно из любимых мест — винный бар «13 градусов» на «Маяковской», куда мы ходим со дня открытия, знаем всех, кто там работает, и даже иногда заходим к ним на стаф-пати.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

У меня из окна кабинета бюро Wowhaus открывается удивительный вид, для меня это квинтэссенция Москвы: на первом плане, буквально вдоль окон — железнодорожные пути на подъезде к Курскому вокзалу, за ними — Спасо-Андроников монастырь, где хранятся иконы Андрея Рублева, за ним — какие-то советские коробки, на заднем плане — новостройки, по бокам — сталинская архитектура. Я все мечтаю дойти до монастыря, но пока только любуюсь из окна.

Главное отличие москвичей от жителей других столиц…

Говорят на родном мне языке. А вообще москвичи очень похожи на жителей больших мировых столиц: так же бесконечно бегут, каждый в своих мыслях, так же «понаехали» (спросите жителей Нью-Йорка или Лондона, где они родились, и редко встретите коренного жителя), так же все поголовно вставили наушники в уши и нарядились в кроссовки.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке или Берлине, Париже, Лондоне…

Я люблю поговорку «не путайте туризм с эмиграцией». Когда Москву в негативном ключе сравнивают с Европой или Америкой, я всегда к этому очень скептически отношусь. Ведь мы, как правило, не знаем изнанки жизни там, где нас нет, а некоторые детали могут достаточно сильно поменять наше поверхностно-лучезарное впечатление.

У меня друг живет в очень маленькой квартире в Лондоне, в не самом престижном районе. Зимой, чтобы прогреть квартиру, за отопление ему придется отдавать по 20 фунтов в день. Поэтому он экономит и включает отопление на пару часов. Заснуть там при таком режиме можно только под тремя одеялами и в обнимку с грелкой. Можно сколько угодно ругать нашу систему ЖКХ и жаловаться на грабительские тарифы, но пока нам точно есть куда стремиться.

А вообще если раньше любая поездка за границу была как кратковременная вылазка из ада в рай, то теперь это чувство прошло, и это не может не радовать. Мне очень нравится жить в Москве.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Не буду перечислять банальности: улучшение городской среды, технологический прорыв, развитие сервисов самого разного вида и свойства, начиная от муниципальных услуг и заканчивая доставкой на дом ремесленного сыра.

Что меня действительно очень радует — это взрыв на московской музыкальной сцене. Вдруг появилось огромное количество талантливых и очень профессиональных ребят, которые делают музыку, достойную выступления на любом мировом фестивале. Вместе с ними появились и места, где они могут выступить, а их аудитория — их услышать: «Плутон», «Агломерат», «Успех», «Фабрика», Powerhouse и многие-многие другие.

Не нравится мне то, что уровень тревожности и стресса при этом растет и полицейская система может по своему произволу закрыть какое-то место или за малейший проступок, который в другой стране даже проступком никто не назовет, наказать человека так, что вся жизнь может пойти под откос. Но я верю, что это агония старой системы, которая чувствует, что ей осталось недолго, и особенно свирепствует в предчувствии своей смерти.

Мне не хватает в Москве…

Звездного неба, у нас звезд почти никогда не видно. И еще не хватает истории — все слишком новое, слишком блестящее, только вчера открылось. Хочется прийти в какое-нибудь место, которое не притворяется столетним, а правда им является. Но у нас этого почти нет.

Было принято решение создать пешеходное пространство именно на Миусах…

В задании по благоустройству Лесной и прилегающих улиц, которое мы получили от города, не было заложено создание пешеходного пространства на 2-й Миусской улице. Но когда мы проектировали территорию внутри Миусского троллейбусного парка, который к этому времени не функционировал уже два года, мы остро ощутили там недостаток места для пешеходов. Удобство автомобилистов в новом ресторанном кластере — это очень важно, но где же сидеть вечерами с бокалом апероля? Я здесь самая заинтересованная сторона, потому что живу рядом и открытия «Депо» жду как никто другой. И мы со специалистами ЦОДД нашли фрагмент улицы, по которой почти никто не ездит и которая далеко от жилых домов, и придумали сделать там городскую площадь — такую площадь, которая летом должна полностью заставляться столиками, а зимой может превращаться в место для детских зимних игр.

Пока там нечего делать, потому что новая площадь тесно связана с реконструируемым «Депо», которое пока не открылось, да и деревья там пока еще не посажены. Обратите внимание, что на некоторых окнах реставрируемого «Депо» есть ручки. Это значит, что это на самом деле не окна, а двери, через которые можно будет выйти на веранду, которой пока нет. А с веранды спуститься прямо на площадь. Еще можно посмотреть в другую сторону и увидеть удивительной красоты исторические корпуса химического университета. Орнамент на их стенах лег в основу рисунка мощения на всех прилегающих улицах. Надеюсь, что теперь, когда РХТУ окажется в эпицентре общественной жизни, руководство института наконец обратит внимание на удручающее состояние своей территории и приведет ее в порядок.

Фото: из личного архива Анны Ищенко