, 4 мин. на чтение

Это мой город: Тереза Мавика, руководитель фонда V-A-C 

, 4 мин. на чтение
Это мой город: Тереза Мавика, руководитель фонда V-A-C 

О необходимости чувства меры в процессе украшения города и колорите Москвы, которая не нуждается в «пингвинах».

Я родилась…

В провинции на юге Италии, долгое время прожила в Неаполе, который до переезда в Москву считала своим родным городом.

Сейчас живу…

На Знаменке. Я абсолютно городской человек и не мыслю своего существования вне центра, где сконцентрирована вся общественная жизнь. К тому же это вопрос комфорта. Для меня важно всегда иметь возможность быстро заехать домой, чтобы переодеться, захватить забытую вещь или выпить чашку кофе — своего кофе.

Люблю гулять…

Естественно, в районе Патриарших прудов, Никитской, Дмитровки, Покровки… Центральные улицы с пешеходной инфраструктурой, так стремительно меняющиеся, что не устаю удивляться, постоянно открываю для себя что-то новое.

Мой любимый район в Москве…

По приезде в Россию я очень долго работала в Большом Палашевском переулке и до сих пор, когда гуляю там или рядом, на Малой Бронной, куда мои дети ходили в детский сад, во мне оживают самые добрые воспоминания и чувства.

Мой нелюбимый район в Москве…

Если честно, то мне не нравится «Москва-Сити». Получилось как-то безжизненно. Со стороны впечатляет, но жить там я бы не стала.

В ресторанах, барах, кафе…

По работе мне часто приходится бывать в ресторанах. Некоторые выбираю из-за близости к офису на Гоголевском бульваре, такие как «Vаниль» или любимый «Воронеж». В некоторые, «Семифреддо» или La Bottega Siciliana, целенаправленно хожу к надежным знакомым шефам. А в некоторых, Shiba или Rico, просто очень вкусно. Бары и кафе не особенно люблю, пока не нашла того места, которое бы сильно понравилось и в которое хотелось бы вернуться.

Место, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Меня давно занимает нелегкая история русского старообрядчества, поэтому все время намереваюсь доехать до московских старообрядцев в  Рогожскую Слободу, однако постоянно не хватает времени.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Именно в том, что они москвичи — жители города-страны, где живут миллионы людей, все время куда-то спешащие и никуда не успевающие, но все равно стремящиеся делать все больше и больше. Притом что москвичам катастрофически недостает солнца, чтобы питать и заряжать себя.

В Москве лучше, чем в других мировых столицах: Риме, Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

У каждого из этих городов есть особенности, любимые мною места или признаки. Например, мягкую римскую погоду едва ли можно отыскать в каком-либо другом месте. Но, с другой стороны, современные города все больше становятся похожими друг на друга. Это уподобление — примета современного мира, в котором локальное превращается в глобальное. Москву отличает только то, что это мой город, в котором я живу дольше и обстоятельнее, чем в других городах.

В Москве изменилось за последнее десятилетие…

Если кто-то вернется в Москву после многолетнего отсутствия, то наверняка не сразу ее узнает. Радикально переделали центр, «вырастили» новые районы, бойко трансформировали инфраструктуру… Но эти изменения не результат последнего десятилетия, они начались значительно раньше и не ограничиваются лишь расширением тротуаров. Выросло новое поколение, и оно уже часть глобального контекста. Здесь и там молодые люди одеваются в одни и те же бренды, смотрят одни и те же фильмы, читают одни и те же журналы… Они — часть единого информационного поля. Существует мнение, что русским требуется много времени, чтобы перестроиться, чтобы измениться. Возможно, но когда они начинают, их уже не остановить.

Хочу изменить в Москве…

Прежде всего хочу, чтобы прекратили «наряжать» Москву словно Диснейленд. Хочу, чтобы люди, причастные к этому, руководствовались чувством меры и уважением к красоте самого города. Москва необыкновенно колоритна и уж точно не нуждается в «пингвинах».

Мне не хватает в Москве…

Я хотела бы выходить утром на улицу и видеть, что люди здороваются, улыбаются, общаются. Город должен провоцировать человеческую близость, связи, интерес друг к другу.

Планы фонда V-A-C на следующий год в Москве…

В 2019 году, за полтора года до открытия ГЭС-2, мы «уедем» из центра Москвы, чтобы рассказать всему городу о проекте ГЭС-2. Работа будет проводиться в самых разных, принципиально невыставочных пространствах (библиотеки, кинозалы, бары, парки, магазины, станции метро), проходить в разных формах (ридинг-группы, кинопоказы, концерты, кулинарные практики, спортивные мероприятия), но с единой целью — сделать так, чтобы о нас и о наших практиках узнали как можно больше людей, ведь ГЭС-2 — пространство для всех.

Издательство V-A-C Press…

Не устаю повторять, что издательская программа — это наше все. Разнообразие авторов, тем и направлений отражает разносторонние интересы фонда — это и переводные издания по истории и теории современного искусства, и материалы по случаю художественных проектов, выставок и биеннале, книги-альбомы российских и зарубежных художников, избранные труды ключевых философов и теоретиков XX века. Очень надеюсь, что все они попадут в руки к любознательным и активным читателям и натолкнут их на интересные размышления. Невозможно рассказать о каждой, поэтому выберу одну книгу-эмблему — Клер Бишоп, «Искусственный ад: партиципаторное искусство и политика зрительства». Рекомендую ее коллегам из культурных институций и всем, кого, как и меня, волнуют вопросы партиципаторности и коллаборативности.

Нужно сходить на выставку Марселя Бротарса в «Гараже»…

Для понимания языка современного искусства Марсель Бротарс — чрезвычайно важный автор. Довольно сложный и диалектичный, но выставка в «Гараже» сделана с большим пониманием местного контекста и уважением к публике, поэтому каждый чувствует себя на ней комфортно и способен заинтересоваться. Современное искусство всегда концептуально. В том смысле, что не занимается описанием мира, а занимается постановкой вопросов. Бротарс как раз побуждает активно задавать себе вопросы и самостоятельно находить на них ответы. Это школа любопытства, в которой прежде всего учат свободе, отсутствию определенности, пониманию того, что за образом скрывается множество значений, интерпретаций. В Москве, к сожалению, не часто случаются такие проекты. Кстати, на выставке в «Гараже» представлена одна из центральных работ Марселя Бротарса и важнейшее произведение в истории искусства XX века — «Декор. Завоевание» из коллекции фонда V-A-C.

Фото: Надежды Романовой предоставлено пресс-службой V-A-C  Foundation