, 2 мин. на чтение

Это мой город: художник Сергей Шутов

, 2 мин. на чтение
Это мой город: художник Сергей Шутов

О превращении Москвы в Леголенд и о том, что москвичи на Тверской не появляются, а на Патриках и подавно.

Я родился…

В далеком германском селе и прожил там один год. Родителей отправили в длительную командировку. Теперь, несмотря на поколения и поколения коренных москвичей, только правнуки восстановят свой статус.

Живу…

Вырос на Поварской, жил на Патриках, но когда Тверская разрослась настолько, что съела сегмент города до Никитской, пришлось уехать на другой пруд. Да и там дети по выходным уже не играют в теннис на мостовой. Мы же знаем, москвичи на Тверской и не появляются, а уж что с Патриками — спросите у местных.

Гулять в Москве…

Я не гуляю, я ношусь по городу в мыле. Разве что ребенку надо что-то показать, пока живо. Водить бросил, по центру эти занятия самоубийственны, берегу здоровье. «Пройдусь по Абрикосовой» в облаках выхлопов — это не для меня, я там бывал, а то и жил или живу.

Мой любимый район…

Любимый? Пожалуй, Поварская, только потому, что помню запах местной пыли во дворах, и школа, и детство, и друзья, и девчонки. Не оригинален. Есть еще тайные точки, где — не скажу.

Мой нелюбимый район…

Центр любимый и нелюбимый. Тут все превращается в Леголенд. На закопанные тут деньги можно построить теплые сортиры по всей матушке России.

В ресторанах…

Я бываю по случаю: когда друзья позовут, они и выбирают. Есть у меня категория приятелей — поклонников общепита. А так семейный ужин не дальше 15 минут от дома. Но есть у меня среди друзей и категория гастроманьяков, это совсем другая, домашняя история, запрещенка и выдержка. Только железная воля не позволяет лопнуть и проглотить язык. Да, тут я животное. Ну и зарубежные гости — это, конечно, «Пушкинъ» на Пушке. Комплект русской кухни, дизайн и история этого места производят впечатление.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Долго пытался попасть в здание по проекту Захи Хадид — Dominion Tower, а по-нашему «Пересвет-Плаза», прости господи. Как вы лодку назовете…  Не был еще в Российском музее современного искусства, да его, наверное, и не построят.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

В разных концах мира всегда найдутся теплые, душевные люди. Это уверенные в себе люди, любители выпить, поесть и языками зацепиться. А конкретно москвичи? Я их и не вижу почти.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

В каждом городе есть что-то уникальное. А иначе зачем там появляться? Кремль, высотки, тихий центр. Типичная старая Москва — это деревенская усадьба. За забором въезд, круглая клумба-фонтан, справа поварская, слева конюшня. Ой, наоборот, конечно. Где такое еще есть? Ждете метро? Вот вам метро, крутое.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Сегодня похолодание не понравилось, вчера потепление понравилось. А так зря вы это Москвой зовете. Переименовать! Но московским магам не стоит забывать наши корни — крэм, булошная, сливошная и малако.

Хочу изменить в Москве…

Плоская подростковая матерщина мучает меня. Как бороться — не знаю.

Мне не хватает в Москве…

Дружбы народов всей Земли. Меня на выходе из вагона тетеха так пнула — пятерых прохожих завалил. Простая русская женщина. Надеюсь, попадавшие ее линчевали.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме дома…

В мастерской.

Сейчас работаю…

Я, как герой нашего времени, могу себе позволить просто работать, не гнаться за хайпом. Из текучки — «Земля/Небо» в Art.ru до 22 мая, в сентябре будет персональная выставка у Крокина. А так — Париж, Лондон, Нью-Йорк. А еще отказываюсь много. Третьяковка просит подарков, которые выставят за рубежом — отказался. Меня и в рассылке-то нет. Пусть народных и заслуженных попросят.

Фото: из личного архива Сергея Шутова