search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Гузель Яхина, Дэн Браун и Татьяна Устинова: что мы брали в библиотеках в сентябре

, 2 мин. на чтение
Гузель Яхина, Дэн Браун и Татьяна Устинова: что мы брали в библиотеках в сентябре

Лидерами рейтинга оказались Гузель Яхина, Дэн Браун и Татьяна Устинова — самый противоречивый набор, какой можно себе представить. Зато у детей все как обычно.

Литературные привязанности москвичей очень разные, можно даже сказать, парадоксально разные. Так, например, по подсчетам библиотек Москвы (а точнее, Московской дирекции по развитию культурных центров), одно из первых мест заняла Гузель Яхина, причем как с нашумевшим дебютом «Зулейха открывает глаза», так и с последним по времени романом «Дети мои». Яхина оказалась предметом своего рода литературной моды после того, как получила «Большую книгу» за свою первую вещь и стала примером прорыва глубоко авторского письма в область массового спроса. И это при том, что ее книги отнюдь не развлекательное чтение. В дебютном романе речь шла о татарке, сосланной в Сибирь в 1930-е годы. В «Детях моих» — о поволжском немце, который кроме своих детей начинает заботиться еще и о чужом мальчике и сочиняет для них сказки, которые начинают вступать в причудливые отношения с реальностью.

Зато вполне развлекательным можно назвать новый роман Татьяны Устиновой «Призрак Канта», который расположился сразу за книгами новой звезды Яхиной. Это, вы удивитесь, детектив, но только с отпускным духом (герой знакомится на море со странной компанией) и налетом мистики (на маяке происходит загадочное убийство, а кто-то как будто читает жизнеописание Канта). Очень забавно, что мистической фигурой становится именно тот философ, который написал две книги о мышлении — «Критика чистого разума» и «Критика практического разума». Жаль, им далеко до популярности Устиновой.

Зато Устинова вполне может посоперничать с Дэном Брауном и его новым романом «Происхождение». Его герой профессор Роберт Лэнгдон (намертво связанный с образом Тома Хэнкса после экранизации «Кода да Винчи») едет в Музей Гуггенхайма в Бильбао и…  вы удивитесь, тоже расследует чью-то внезапную и непростую смерть. Как много общего у Дэна Брауна с Татьяной Устиновой!

Следом расположились Дина Рубина с «Бабьим ветром», «Авиатор» и «Лавр» Евгения Водолазкина, «Патриот» Андрея Рубанова, «Шантарам» Грегори Дэвида Робертса и «Текст» Дмитрия Глуховского.

А вот у детей все довольно консервативно. На первом месте — «Конек-горбунок» Ершова. Следом — «Крокодил Гена и его друзья» Эдуарда Успенского, «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, «Денискины рассказы» Виктора Драгунского, «Королевство кривых зеркал» Виталия Губарева, «Кладовая солнца» Михаила Пришвина, «В Стране невыученных уроков» Лии Гераскиной, «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери. Впрочем, дети в основном берут то, что им задают по программе, так что консерватизм может быть свойствен не детям, а их учителям и родителям. И, обратим внимание, новых имен в детской литературе за последние лет сорок почему-то не появилось.

Фото: mos.ru