search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Московский зевака: Валерий Печейкин о нашем родном мусоре

, 2 мин. на чтение
Московский зевака: Валерий Печейкин о нашем родном мусоре

Несколько лет назад я жил в Бабушкинском районе. И вот, возвращаясь однажды домой, я увидел на столбе табличку: «Здесь в среду с 15.00 до 16.00 производится сбор макулатуры у населения».

Придя домой, я собрал все возможные бумажки, от газет до чеков, и сделал из них две большие вязанки.

Итак, в среду в 14.55 я стоял у столба. Стоял один.

В 15.15 я начал беспокоиться: у столба не появлялось никакого населения и никакой макулатуры. В 15.30 я заметил, что на меня начинают поглядывать сотрудники ГБУ «Жилищник», гулящие по кварталу. До 15.50 я делал вид, что стою здесь просто так, ничего не жду, а вязанки с макулатурой принадлежат кому-то другому. Вероятно, бездомному. Я поднимал телефон к уху, изображая, что звоню по каким-то делам. В 16.07 я подхватил вязанки и ушел домой.

Дома я уже по-настоящему взял телефон и позвонил по номеру, найденному в интернете.

— Здравствуйте. Вы принимаете макулатуру?

— Здрсьте. А у вас сколько тонн?

— У меня две вяз… Ну две большие пачки. Килограммов десять.

— А-ха-ха, это не к нам. У нас промышленные объемы.

— А куда же мне обратиться?

— Не знаю. Поищите в интернете.

— Я поискал и нашел вас.

— Ну поищите еще. Или наберите пару тонн и приезжайте. Сделаем вам туалетную бумагу.

Короче говоря, на следующий день я просто оставил бумагу у мусорного контейнера. И если когда-нибудь я попаду в ад, то за это. Срок пребывания в аду будет длиться, пока не распадутся все пластиковые стаканы и пакеты, которые мы взяли во «ВкусВилле».

В экологическом инферно мне будет являться одна и та же картина, увиденная когда-то на Селигере. Там в свое время был «скандальный» молодежный лагерь, где учили любить Россию. Причем не только россиян, но и иностранцев. Их палаточный лагерь располагался отдельно, рядом стояло три больших бака: стекло, бумага, прочие отходы. Иностранцы сортировали мусор и складывали его в баки. И вот однажды вечером приехал трактор с прицепом, оттуда спрыгнули два мужичка, свалили весь мусор в один огромный бак. И уехали.

Я же сокращаю срок пребывания в аду, выбрасывая отдельно батарейки маркировки «А», «АА», «ААА», которая складывается в один большой крик природы. И мой собственный.