, 8 мин. на чтение

Подслушано в Москве: специальный предновогодний выпуск

, 8 мин. на чтение
Подслушано в Москве: специальный предновогодний выпуск

Что вы говорили за несколько дней до Нового года.

На кассе в «Пятерочке»:

«Мне Витя говорит, что наш все шкафы облазил в квартире. Искал эти. Подарки. Даже в Витины инструменты залез. Хоть узнал, как молоток выглядит».

В кафе «Мандариновый гусь»:

«Я купила детям на Новый год такой шоколадный календарь, помнишь, как нам мама с папой дарили? Там даже рисунок немножко похож. И я что-то задумалась, сижу, вспоминаю. И выдавила из него одну шоколадку. Очень уж хотелось. Ну я так, в самом низу. Там не видно в принципе. И вдавила это окошечко обратно. Да мне кажется, им столько игрушек подарят, что они до этого календаря не дойдут все равно, а для меня это вкус детства».

У станции метро «Кузнецкий Мост»:

«Мы переезжаем в новую квартиру прямо за неделю до праздников. У нас денег нет даже на кровать: мы все ухлопали в первый взнос. И только сейчас, так сказать, поняли, на что мы вообще подписались. Взяли надувной матрас у родителей. Тарелки собираемся потырить с прошлой квартиры, чтоб хоть что-то было на кухне. Сама понимаешь, особенно никого не пригласишь в такие условия. Но самое ужасное, что интернет у нас будет только с 1 января. То есть да, мы будем сидеть с двумя тарелками на матрасе в тишине».

В кинотеатре «Каро»:

«Вчера приходили парень с девушкой. Зашли в зал, сели, начался сеанс. Потом он выходит и говорит с кем-то по телефону. Такой: “Я сейчас не могу с тобой на эти темы разговаривать, я свою мымру в кино повел!” Любовь, да? Мымру повел. А потом еще был мужчина, он подарочный сеанс покупал на Новый год. Стоит такой: “А подешевле нет мест?” Вообще, да? Подешевле! Не постеснялся ведь!»

Девушка кричит в телефон на эскалаторе:

«Я ей опять подарю миксер, а она мне — прихватки. Да надоело, Леш! Каждый год она мне дарит свои прихватки эти. Мне их куда? Я их ем? Или тебя ими кормлю? У нее там сетевой бизнес, что ли, какой-то? Прямо бесит, что каждый год хожу, от сердца выбираю что-то, упаковываю красиво, а в ответ: на, Катя, прихватки. Стой у плиты или что? Спроси у нее сам тогда! Твоя же мама!»

В электричке Казанского направления:

«Мы делали для пенсионеров типа новогоднего концерта в ДК. И все эти старушки пришли с горячительным в сумочках. Типа оторвы такие. Я сначала не понял, что они там все шуршат сидят. А оказалось потом, что прикладывались. И уже под конец девочка пела Стаса Михайлова, так они все сумки свои побросали и давай плясать. Лица красные, довольные. Мы со звуковиком им лампочки включили разноцветные — пусть хоть раз в год потрешат на дискотеке, молодость вспомнят. Так они потом расходиться не хотели даже, администраторша их прямо уговаривала разойтись. Тусовщицы заядлые оказались!»

В очереди на выставку Куинджи:

«И майонез они не едят, и сосиски они не едят — все вредно, что готовить на стол, я вообще не знаю. Заказала этот самый им, как их? Вегетарианские сосиски, ну чтоб для оливье, а они стоят-то в два раза дороже, чем с мясом! Ну, надеюсь, они хоть телек деду дадут посмотреть, а то он не переживет. И так сосиски не сосиски».

Охранники на проходной банка «Нордеа»:

«Приходит мужик вчера или позавчера. В паспорте написано “Игнатьевич”. А сегодня приходил мужик, у него написано “Игнатович”. Это че, разные имена, что ли? Или паспортистка дерябнула перед Новым годом?»

В «Макдоналдсе» на «Третьяковской»:

«У нее из-за этой кошки дома — ты не представляешь. Там такой запах стоит! Вся одежда у нее в шерсти. Все в шерсти. Я прямо боюсь там все трогать, потому что кошка везде ходит, все трогает, в раковине полежать может. Сидишь, а она лапкой в тарелке твоей может поковырять. Новый год там справлять тоже как-то. Так и проведешь потом — не дай бог!»

В ТЦ «Мега»:

«А на корпоратив мы в какой-то бар все поехали, в центр. Вот, потом оказалось, что директор оплатил только еду, а алкоголь надо было за свой счет. Ну и, естественно, Юля у нас сразу взяла графинчик водки себе, чтобы произвести впечатление, что она такая бой-баба. А может, это был ход, что ее кто-то домой везет — я не знаю. Но у нас все бедные — на метро повезли до “Бабушкинской”, а там я уж не знаю, как она дошла».

В Третьяковской галерее:

«А мне так лень ставить елку. Достать, разобрать, пропылесосить. Потом опять собрать, убрать, пропылесосить. Кошка дождик пожрет, потом мелкий елку уронит. Ой. Ну а, с другой стороны, не поставишь — придет Толик, начнется тема про то, что у меня негативный взгляд на мир. Не знаю, от чего я больше устала».

На скалодроме Limestone:

«Уже купил я ей и блендер, и кофеварку, и робот-пылесос. И мойку эту. Как ее? Посудомойку. А она все равно говорит, что устала. Сань, а че она устала-то? Роботами командовать?»

У входа на станцию метро «Ботанический сад»:

«И потом мы вместе поехали в Китай. И они как принимающая сторона нам оплатили отель. И мы им водку со сгущенкой привезли в подарок, а они нам чай и в консервных банках мясо какое-то. Мы чай-то выпили, а мясо это отдали соседу дяде Жене. Алкашу. Так он себе наложил и кошке своей. Кошка сдохла через три дня, а он нормальный».

В парке «Зарядье»:

«Она нам кастрюли, мы ей стаканы. Потом на Рождество она нам стаканы, мы ей кастрюли. Никакой фантазии. Я говорю: “Почему бы нам просто куда-то вместе не съездить?” Ну вот, допустим, в Тулу погулять. Или во Владимир. Ну это же все по цене этих вот сервизов и выйдет. Но хотя бы впечатления какие-то. Но они не хотят в Тулу, понимаешь? Они хотят стаканы каждый год».

Девушка в телефон за ланчем в «Теремке»:

«А я так устала, знаешь? Я хотела Новый год дома. Поесть, поспать и забыться. Ну просто вот. А он в коттедж вписался какой-то с друзьями. Я ему скандал устроила. Просто хочу отдохнуть. Вроде как расстались. А мне даже хорошо. С ним же готовить надо, а так я прямо себе бутеры со шпротами наделаю и все. Мне-то это все не надо вообще».

На Покровке:

«Он как выпьет — ой, его несет. В прошлый раз его унесло в дом отдыха какой-то. Он через три дня только вернулся. Ага, с официанткой из ресторана. Ну. Я если вижу, что он больше одной выпивает, то я ухожу. Потому что на фиг надо мне».

В маршрутке №580:

«И, значит, парочка в KFC стоит за мной. Он такой: “Ну давай то и то возьмем”. Типа скромно, да? Потом она стоит такая: “Я своей картой оплачу”. И он такой сразу оживился, короче. Говорит: “Тогда давай еще пива и еще там крылышек каких-то. И еще давай соус”. Я в покате с них, конечно, была».

В фойе Третьяковской галереи:

«Хочет он телефон и все. Не отодрать его от телефона. Он с ним и в ванную, и в туалет. И спать ложится с ним. Прямо в кровать кладет. И в сад ходит с ним. А эта сидит так же, только с ноутбуком. Такие вот стеклянные пустые глаза. Это не семья, а это я не знаю что. Я хожу, как, знаешь, последняя ниточка с реальностью. Обед. Поликлиника. Сереже ботинки купить».

В рюмочной «Зинзивер»:

«Он ей как зарядит! Средневековье, Маш! А она ему в ответ. И вот они вдвоем целый вечер друг друга мутузят. А потом утром идут дружно на работу. И вот они так из-за тарелок каких-нибудь могут подраться. Или из-за еды. Пар выпустили. Зато не копится годами. Не нравится — в морду сразу. Я не знаю, как так можно жить, ну вот честно. Он иногда мне что-то такое рассказывает, а я сижу и думаю про себя: “Вот это да! Вот это жизнь у людей!”»

На кассе в магазине «Магнит»:

«Я в Новый год тогда не сдержался. Год не пил. С одного стакана. Причем спокойно просто лег спать. Лидка моя — все. Ухожу. Собираю вещи. Я пять лет пил — она от меня не уходила. Первый год держался. Ради Славика. Пора уже. И то. Не расхерачил телек, не сломал шкаф. Нос никому не сломал. Просто спать лег. Может, она просто скучает, как я воровал вещи из дома? Я не знаю, почему женщины тупые такие. Логика у них не особо, конечно, работает».

 

Перед сеансом в кинотеатре «Салют»:

«Поехали поздравить их с Новым годом. Купила я для детей сладкие подарки. Причем недешевые такие, знаешь. А они оба мне: “Ой, это че, конфеты?” И роются в них. “Ой, это че, только конфеты и все?” Я в осадке, конечно. Вот ты в детстве могла так кому-то сказать? Да нам если родители кока-колу покупали на стол — это уже праздник был. Или они думали, что я им айфоны, что ли, принесу?»

В очереди в Сбербанке:

«У нее права есть, у него права есть, а ездить оба боятся. Но в инстаграмчике они оба прямо как из фильма “Форсаж”. И спидометр у них прямо выжимает. И я-то знаю, что машина у них стоит в гараже, а они на метро в час пик».

Текст: Анна Векшина