search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Секс с Аней Гробман: опять все мужчинам?!

, 2 мин. на чтение
Секс с Аней Гробман: опять все мужчинам?!

В Москве, оказывается, работает целая сеть массажных заведений, которая оказывает мужчинам услуги, хм, вполне деликатного свойства.

Сидела в «Конторе» у Влада Лисовца. Сто лет туда хожу. В этот переулок раньше и заглянуть было страшно. На перекрестке со Сретенки висел огромный портрет женщины в белом — целительницы Лилианы. Там, где-то в недрах большого дома, она и принимала, и привораживала, но потом ее оттуда как-то вытеснили Влад Лисовец, Женя Седой и вся эта компания стилистов, без которой нам, девочки, честно говоря, и жить нельзя. И вот вижу рядом с «Конторой» открылась кофейня.

— Твоя? — спрашиваю я Влада.
— Да, — кивает головой, — и кофе просто прекрасный.

Я кофе не люблю. Я чего покрепче. Но мне нравится эта экспансия — новый город строим с Сергеем Семеновичем! И исчезают с карты Москвы лужковские целительницы.

— Продолжай захватывать улицу, — советую я Лисовцу. — В следующем подъезде открой свою гостиницу, ресторанчик… А на углу, где висела Лилиана, повесь свой портрет. Ты же гораздо симпатичнее!
— Это же да, — улыбнулся Влад (а он так хорошо улыбается). — С портретом ты хорошо придумала, а помещения по переулку уже все заняты.
— Вытесним, выживем! — не унималась я. — У меня хорошие знакомые, это же для города! А что там находится?
— Дрочильня, — грустно ответил Лисовец и даже не улыбнулся.
— Дрочильня?! А что там делают?
— Дура, что ли! Я там не был, но как-то ко мне зашла клиентка с мужем, так вот, она осталась у меня на покраску, а муж пошел в дрочильню по соседству.
— И что, она знала, куда он пошел?
— Да, у них высокие отношения.
— И что они там все же делают?
— Слушай, ну не знаю, — Влад рассердился. — Массажный такой салон, где тебя кое-где немного трогают, ничего необычного. Сходи, если хочешь.

И я пошла. Сунулась в соседний подъезд со двора. Суровый охранник посмотрел на меня через окошко и не пустил. Я вернулась в «Контору» и сказала, что меня отфутболили.

— Дура, это ж публичный дом, туда только по предварительному созвону запускают, а дрочильня через подъезд!

Не вопрос. Не ленивая я. И вот я в дрочильне. Встречает меня большая женщина с большими руками и с такими глазами в щелку, потому что их съели щеки. Очень большие щеки. Я бы не доверила этой женщине интимный массаж, даже просто массаж не доверила бы. А вот на роль экзекуторши она бы вполне сгодилась. Но это оказалась, слава богу, только хостес. В холл высыпали девочки: из Казахстана, Киргизии, Узбекистана — ничего себе девочки… Смотрели на меня, хихикали. Экзекуторша подошла ко мне и сказала:

— Вы знаете, у нас тут массаж!
— Так я на массаж, друзья рекомендовали…
— Но вы знаете, — она помедлила, — у нас не совсем обычный массаж. Мы мужчин принимаем.
— Так я понимаю, сейчас одна живу. Потребности у всех одинаковые, по физиологии все работает у меня правильно, так что проблем не будет. Готова на все процедуры. Как у вас принято? Что вы мужчинам делаете, то и мне.
— Сейчас посоветуюсь с начальством.

И грузное большое тело удалилось.

Пока ждала, рассматривала неприхотливую обстановку. Предложили чайку.
Тем временем женщина вернулась и отказала мне в массаже. И я подумала, что все-таки мы живем в очень патриархальном городе. Хоть я и не люблю феминисток, но в этом случае ведь мы, женщины, имеем право на те же удовольствия, что и мужики! Может, Собянину письмо написать?

Фото: pinterest.ru@pin