search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Усадьба недели: особняк Прове на Новой Басманной

, 2 мин. на чтение
Усадьба недели: особняк Прове на Новой Басманной

Гуляючи по бывшей Басманной слободе, названной так, потому что жители выпекали казенный войсковой хлеб «басман», всякий раз изумляешься, как же этот кусок ЦАО ухитряется держать оборону по ненарушению исторической среды и сохранять облик и заповедность. Из последних, по-видимому, сил.

В прорехах меж флигелей городских усадеб, особнячков и доходных домов пока еще не торчат вставные зубы элитного жилья, как и не висят над головой «термосы» бизнес-центров. А тут одно из здешних строений даже пополнило реестр объектов культурного наследия регионального значения.

Комплекс городской усадьбы на Новой Басманной улице, 16, состоит из двухэтажного каменного дома с мезонином, одноэтажного кирпичного флигеля с фрагментом ограды из четырех каменных столбов и металлической решетки. Памятник архитектуры XIX века отныне запрещено сносить, изменять его облик, а если и ремонтировать или реставрировать, то только по согласованию с департаментом культурного наследия и строго под контролем специалистов.

Здание, построенное в 1815 году на месте унесенной пожаром Отечественной войны 1812 года деревянной усадьбы камергера, генерал-аншефа Чулкова, некогда украшал портик из шести колонн. С 1838 года им владела Екатерина Петровна Ростопчина-Протасова — вдова бывшего московского главнокомандующего Федора Васильевича Ростопчина. У свекрови нашла приют опальная поэтесса, переводчица и драматург графиня Евдокия Ростопчина (урожденная Сушкова), которой за текст баллады «Насильный брак», где она иносказательно осуждала политику России в отношении Польши, при дворе, то есть в столичном Санкт-Петербурге, появляться было не рекомендовано. Графиня водила дружбу с Жуковским, Пушкиным, Лермонтовым. Свои стихи черноокой красотке посвящали Огарев, Мей и Тютчев. Летом 1858 года уже больную раком желудка и разоренную супругом Евдокию Петровну на Басманной навестил еще один ее знакомец, Александр Дюма (отец), державший путь с Кавказа в Петербург.

Далее усадьба перешла по наследству к Наталье Федоровне Нарышкиной. Затем хозяевами становится семейство Шереметевых. Комнаты усадьбы сдаются в аренду, в том числе писателю Алексею Писемскому. С 1870 года у дома опять новый хозяин — нарвский первой гильдии купец, торговавший хлопком, коммерции советник Иоганн Карлович Прове. В окрестностях Новой Басманной улицы состоятельному негоцианту, к слову сказать, принадлежало шесть домов. Прове решил щегольнуть и обновить уже неактуальный классический декор здания. Пригласил для этой цели видного петербургского зодчего Роберта Гёдике. Скульптурным же украшением фасада занялась мастерская Александра Опекушина. Классические формы, а соответственно, и колонны, уже вышли из моды: в те годы на повестке была эклектика. Окна цокольного этажа Гёдике окантовал черным мрамором, центральное окно украсил замысловатой лепниной, карнизы декорировал так называемыми дентикулами, то есть прямоугольными выступами-зубчиками, и надстроил мезонин. На участке у дома появились зимний сад, оранжерея, каретный сарай и конюшня.

В настоящее время усадебный сад — это часть нынешнего сада имени Баумана, а дом, после известных событий 1917 года, разумеется, пошедший по рукам различных советских учреждений, ныне занимает военная комендатура Москвы.

Фото: ©moskva.info