, 5 мин. на чтение

Какие российские вина действительно можно пить?

, 5 мин. на чтение
Какие российские вина действительно можно пить?

Недавно «Роскачество» опубликовало гид по российским винам, которые можно пить наряду с западноевропейскими. Один из участников комиссии, винный критик Антон Обрезчиков, написал по просьбе «Москвич Mag» об отечественных винах, которые можно спокойно заказывать в ресторанах и покупать в магазинах.

Ноябрь 2018 года. Промзона на отдаленном северо-западе столицы, лаборатория закрытого предприятия. Два с лишним десятка людей с весьма неопределенными, на обывательский взгляд, профессиональными обязанностями собираются здесь на протяжении трех дней рано утром и расходятся по кабинкам на несколько часов ради не вполне очевидной цели.

Похоже на триллер, и в определенном смысле все происходящее триллером и являлось, но не в том, в котором вы могли подумать. Лаборатория — часть чуть ли не единственного из оставшихся в Москве заводов по розливу коньяка, вина и вообще алкоголя (в советское время их было несколько, но это тема для отдельного разговора). Кабинки с плевательницами — для слепой дегустации образцов вина. Собравшиеся — люди, имеющие отношение к профессиональной оценке вина, сомелье важных ресторанов, профильные преподаватели, wine writers, многие с участием судейства в международных винных конкурсах. Возглавлял комиссию Артур Саркисян, создатель первого гида по отечественным винам. Что здесь действительно от триллера, так это опасная задача: выбрать годные к употреблению образцы отечественного вина в бюджетном сегменте. Поверьте участнику комиссии, большую часть из представленных 320 вин пить было очень сложно, некоторые — просто невозможно, с риском психологической травмы. И тем не менее мы справились. Результаты этой работы — опубликованный на днях гид «Роскачества» по российским винам.

Дело тут не в патриотизме: каким бы знатоком ты ни был, как бы ты ни раздувал щеки на клубных дегустациях, обсуждая оттенки букета неббиоло старых годов, в определенной момент все заканчивается одним — в понедельник вечером ты сидишь в исподнем на кухне, запивая котлеты по рецепту любимой бабушки чем-нибудь из ближайшего супермаркета. И вот тут-то вина из России в определенном смысле незаменимы, в том числе и те, которые участвовали в конкурсе — их цена не превышала 1000 рублей. Нижняя планка отсчета качества начиналась с цифры 200, скорее символической, а вот 300 или чуть выше — рабочий вариант, примерно столько и стоят на полке вина «Юбилейной», «Фанагории» и Chateau Tamagne. Все это вполне сносные вина, иногда даже чем-то примечательные. «Юбилейная», скажем, необычна своими виноградниками — здесь делают вино из так называемых сортов советской селекции, часто гибридов культурной лозы Vitis vinifera и некультурной, но морозостойкой Vitis amurensis. «Достойный», «Амурский Потапенко», «Кристалл», «Рубиновый Магарача» и даже «40 лет Октября» — звучит диковато, но аутентично. Или вот крымская «Солнечная долина» (мыс Меганом) с ее белым вином из сорта «кокур», до 500 рублей на полке — автохтонный местный крымский сорт в довольно красивом исполнении. И это сухое вино, что важно, ведь главные хиты «Солдола» (так обычно называют винодельню фанаты) — ликерные «Черный доктор» и «Черный полковник» (лично мне ближе портвейнообразный и менее сладкий «Полковник»).

Попали в упомянутый рейтинг и винодельни, которые занимаются не только бюджетными винами, но они у них есть, такие как «Гай-Кодзор», одна из самых интересных виноделен в окрестностях Анапы, в нескольких километрах от побережья Черного моря. В «Гай-Кодзоре» любят стиль Южной Роны. Большинство растущих здесь сортов ронские — «вионье», «русан», «гренаш», «мурведр», французские консультанты — оттуда же, из Шатонеф-дю-Пап. Интересующиеся русским вином традиционно ценят «Гай-Кодзор» за умение работать с белыми сортами, вина из которых здесь получаются яркими и насыщенными, как попавшее в рейтинг шардоне или более «жирные» вионье или сделанный из нескольких сортов «Терруар». Руководитель продюсерского центра «Новое русское вино» Елена Порман хвалит «Гай-Кодзор» за то, что «основатель и совладелец хозяйства Эдуард Александров — фанат терруара, европейского в смысле качества подхода и локального опыта, традиционалист в маркетинге и адепт честных отношений в дистрибуции. Сильная сторона “Гай-Кодзора” — уместная ценовая политика. С урожая 2015 года “Гай-Кодзор” — законодатель моды на легкий сухой мускат, идеальное летнее вино. “Гай-Кодзор” — это еще и современная дизайнерская винодельня с дегустационным залом на вершине холма, откуда открывается захватывающий панорамный вид на предгорья Кавказского хребта и на море».

Отдельная история в рейтинге — крымская Alma Valley, винодельня вовсе не бюджетная, но попавшая в рейтинг сразу с несколькими винами — базовыми красным и белым — Alma White и Alma Red, и пикниковой линейкой с советскими pin-up girls на этикетках. Это совсем по-киношному, но тут награда не нашла героя — главный винодел «Альмы» Томас Долл покинул производство буквально за несколько дней до объявления результатов конкурса: собственник счел, что продвинутая команда, построившая с нуля винодельню космической красоты, обходится ему слишком дорого (команда уволилась еще раньше).

Впрочем, мы можем похвастаться не только недорогими винами. Вот хозяйство Burnier, которое было основано в 1999 году швейцарским виноделом Рено Бюрнье и его русской женой Мариной неподалеку от Анапы, в станице Натухаевская. У этих вин есть одна редкая особенность. «Бюрнье» выпускает на рынок вина с очень большим сроком выдержки — пять-семь лет. Это много даже для Европы. Общепризнанные лидеры в их линейке — красностоп и каберне фран. Василий Расков, винный эксперт и блогер, обладатель престижной в винном мире степени WSET Diploma, считает: «Рено Бюрнье умеет ждать, это качество, которое вообще больше ни у кого не встречается из наших виноделов. Речь и о времени выдержки перед выпуском на рынок, и о том, что он не пытается вымучить блокбастер из имеющегося винограда. Каберне совиньон, каберне фран и красностоп — деликатнейшие, выразительные и красивые работы».

Елена Порман согласна с Расковым: «Может показаться удивительным, но именно потомственный швейцарский винодел Рено Бюрнье создал в России лучшее вино из нашего автохтонного сорта “красностоп”».

Отличные белые вина здесь же, в Анапе, делает винодельня «Сикоры». Татьяна Селиванова, выпускница Weinakademie Österreich, обладатель степени винного академика Weinakademiker и также обладатель степени WSET Diplomа, говорит, что «лучший рислинг в России делает “Имение Сикоры”. Он похож на эльзасский, с алкоголем 13–13,5%, маслянистой текстурой, спелыми цитрусовыми и тропическими фруктами, приятными бензольными нотами, в принципе, характерными для этого сорта. Отмечу и совиньон, частично выдержанный в дубовой бочке, — он скорее тропический, чем яблочно-зеленый, и деликатные дымные нюансы ему очень идут».

Еще пример успешного хозяйства в области к югу от Новороссийска — «Усадьба Дивноморское», которую консультирует знаменитый итальянец Риккардо Котарелла, приложивший руку ко многим престижным и дорогим винам не только в Италии. «Дивноморское» — это вина хорошего европейского уровня, особенно, как ни странно, игристые, хотя и мерло с каберне показывают в бокале уровень, достойный своих премиальных собратьев из других стран.

Новые маленькие винодельни у нас часто называют гаражными, забывая, что у клейма «гаражисты» в винном мире своя этимология — слово garagistes подразумевает совершенно конкретную историю о бунте внутри лакшери-сегмента — альтернативное бордо, Château Le Pin, Château Valandraud. В российском вине гаражисты — нечто другое, это, как правило, просто небольшие винодельни, делающие малотиражные вина, которые вы редко увидите на полках супермаркетов. Но их можно найти в немногочисленных винотеках, специализирующихся на русском вине, или же на фестивалях, скажем, в винодельческой секции летнего фестиваля «О да! Еда!», и на осеннем слете Союза виноградарей и виноделов в Абрау. Здесь стоит обратить внимание на винодельню Вадима Бердяева в окрестностях Анапы, на Gunko Winery с ее рислингами и винодельню «Анкор» с ее мальбеком (что характерно, винодел тут один и тот же, Сергей Коротков), а также винодельню Узуновых с линейкой «Семь морей». Комментирует Василий Расков: «Любимые и из новых борзых, молодых, техничных — Гунько и Узуновы. Это уже новое поколение, более открытое миру, более свободное от советского прошлого, адекватное и радостное, что ли, а это немаловажно».

Главный тренд сегодня в русском вине — бесконечное тихое соревнование Крыма и Краснодарского края. Пример нового Крыма «с человеческим лицом» — это «Бельбек», небольшая (вина выпускается всего 19 тыс. бутылок в год, 3,5 га рабочих виноградников), но крайне многообещающая винодельня, основанная в 2012-м Сергеем Бескоровайным. Виноградники хозяйства расположены в долине реки Бельбек на известковых почвах, которые дают вина мощные, насыщенные и минеральные. Обратить внимание стоит прежде всего на выдающийся каберне фран. Ей-богу, вам не будет за него стыдно, покажи вы его какому-нибудь зарубежному знакомцу, разбирающемуся в вине.

Фото: shutterstock.com