search Поиск Вход
, 1 мин. на чтение

В «Жарких летних ночах» Тимоти Шаламе подтверждает свое положение главной звезды поколения 20-летних

, 1 мин. на чтение
В «Жарких летних ночах» Тимоти Шаламе подтверждает свое положение главной звезды поколения 20-летних

Фильмы в жанре «последнее лето детства» о взрослении похожи на их героев — бунтующих против окружающего мира подростков, проблемы которых не интересны никому, кроме них самих (и их бедных родителей).

Первая сигарета, первая бутылка виски, первый косяк, первый неуклюжий секс на заднем сиденье, первая дорожка. Если все это происходит не с тобой в 17 лет, смотреть тут не на что.

Что естественно, «Жаркие летние ночи», выходящие в российский прокат 2 августа, как раз сняты дебютантом Элайджей Байнумом. Сюжетно фильм может показаться набором штампов: похоронивший отца вчерашний школьник Дэниэл (Тимоти Шаламе) едет жить на Кейп-Код к карикатурной тете Барб (которая тут же исчезает из кадра, появившись только в самом начале фильма), связывается с местным мелким драгдилером (Алекс Ро), начинает торговать вместе с ним и тайком встречаться с его сестрой, первой красавицей пляжа (Майка Монро). Так за два с половиной летних месяца Дэниэл несколько раз окажется на грани жизни и смерти, потеряет девственность и влюбится, заработает кучу денег и к осени исчезнет из этого места навсегда.

«Жаркие летние ночи» были бы обычным неплохим кинодебютом, если бы не два обстоятельства.

Время действия — 1991 год, когда порно еще продавали на видеокассетах, а все нормальные пацаны смотрели по десятому разу «Терминатора 2» в открытом автокинотеатре;

Байнуму очень повезло, что сыграть Дэниэла согласился Тимоти Шаламе, ставший актером номер один после номинации на «Оскар» за роль в «Назови меня своим именем».

В драме Луки Гуаданьино Шаламе превратился из объекта сексуального желания в субъекта — подростка, которого потрясла глубина первого настоящего чувства. Сыграть такое сейчас из молодых актеров могут единицы, остальные восходящие звезды все больше снимаются в блокбастерах со спецэффектами. Шаламе теперь переживает тот же момент, какой был у Джеймса Дина перед смертью или Леонардо ДиКаприо перед «Титаником»: он проживает на экране жизнь своего поколения и разумно выбирает роли, в которых смотрится и трогательным, и по-своему героическим, пусть этот героизм и бытовой. Он превратился в актера, ради которого не жаль посмотреть даже такой несовершенный фильм, как «Жаркие летние ночи».

Фото: Imperative Entertainment