search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В фильме «My Generation» Майкл Кейн приглашает в свингующий Лондон 60-х

, 2 мин. на чтение
В фильме «My Generation» Майкл Кейн приглашает в свингующий Лондон 60-х

Опыты русскоязычной локализации названий зарубежных фильмов давным-давно стали поводом для шуток и возмущения. Тем более приятно, что фильм Дэвида Бэтти, премированный в прошлогодней Венеции призом фонда Миммо Ротеллы, выходит 16 августа на экран под оригинальным, англоязычным названием. Если бы под физиономией молодого Майкла Кейна значилась надпись «Мое поколение», это сразу сообщало бы картине стариковскую интонацию, в то время как задачей Бэтти, очевидно, было как раз уйти от мемуарного жанра.


Тут резонно удивиться: куда же от него уйти в случае, если речь идет о картине, в которой Майкл Кейн вспоминает свингующие шестидесятые? Ответ не так очевиден и производит сильный эффект как раз благодаря тому, что лежит на поверхности. «My Generation», получивший название по песне «The Who», — это не фильм-воспоминание, а именно что фильм-приключение. Не случайно часть экранного времени Кейн, выступающий в роли не ветерана, но проводника, проводит за рулем «Астон Мартина», заставляя лишний раз удивиться тому, как актера умудрились ни разу не позвать на роль Джеймса Бонда.

Да, чисто формально здесь есть все элементы документалки об ушедших временах: интервью с участниками событий (Пол Маккартни, Марианна Фэйтфулл, Роджер Долтри и др.), подробное описание эпохи и правильная хронология превращения Лондона в самую яркую из мировых столиц того времени. Однако режиссер принципиально меняет не только интонацию (а голосом Майкла Кейна можно озвучивать пресловутый телефонный справочник), но и сам способ разговора.

Бэтти понимает, что зритель, заплативший за билет, скорее всего, примерно (а быть может, и в подробностях) представляет себе предмет разговора — будем откровенны, свингующий Лондон изучен вдоль и поперек в самых разных жанрах и видах искусства. Именно поэтому ставка в «My Generation» сделана не на фактологию, а на погружение. Пожилые герои озвучивают хронику, в кадрах которой еще молоды и бесшабашны, создавая почти магический эффект машины времени, которая, вероятно, выглядит примерно как «Астон Мартин» Майкла Кейна. Впрочем, для первичного осмотра эпохи тут тоже есть все элементы — вторжение в официальную культуру кокни (во главе с рассказчиком), рок-н-ролл, смелые фэшн- и фотоэксперименты и опыты с дверями восприятия.

Хотелось бы увидеть такое кино о русских девяностых, шальное дыхание которых наверняка способно подарить зрителю не меньшую эйфорию, чем «My Generation» — картина вроде бы необязательная, но безвозвратно оседающая в памяти хотя бы финальным мерцанием стробоскопа со словом «Love».

Фото: GEM Entertainment