, 1 мин. на чтение

Спайк Ли снял «Черного клановца» о том, что Ку-клукс-клан — это очень смешно

, 1 мин. на чтение
Спайк Ли снял «Черного клановца» о том, что Ку-клукс-клан — это очень смешно

Выходящий в прокат 4 октября фильм — подтверждение истины, что настоящее искусство лучше произрастает в условиях противостояния и борьбы.

В данном случае стоило прийти к власти в Америке Дональду Трампу с его плохо скрываемым расизмом, как главный чернокожий режиссер Спайк Ли, закрепивший за собой этот титул после «Делай так, как надо» почти 30 лет назад, снова стал снимать яростное, ироничное кино.

Говорят, перед премьерой на Каннском фестивале «Черного клановца», комедии о двух копах, чернокожем Роне (Джон Дэвид Вашингтон) и еврее Флипе (Адам Драйвер), внедрившихся в Ку-клукс-клан в 1970-е годы, журналисты осторожно спрашивали режиссера: «А смеяться можно?» Ли разрешил, потому что когда чернокожий произносит с экрана «ниггер» и «черномазая макака» раз сто, ему можно.

Ли посмеивается здесь над всеми: над братьями-пижонами с их аккуратным афро, над чернокожими активистками, отказывающимися из идейных соображений встречаться с симпатичными копами, даже если те спасли им жизнь, над полицейскими с их страхом перед начальством и неуклюжими шутками. Но больше всего достается, конечно, расистам, которые не могут говорить больше ни о чем, кроме как о своей ненависти. Даже лежа с мужем в постели, толстушка Конни (Эшли Эткинсон), сладко засыпая, говорит: «Мы мечтали убивать ниггеров так много лет…» А когда предводитель ку-клукс-клановской ячейки говорит: «Сделаем Америку снова великой», — зал взрывается от хохота.

Спайк Ли также снял очень киноманский фильм, но не только в том смысле, что Рон обсуждает со своей девушкой блэксплуатейшн 1970-х. «Черный клановец» начинается с кадров из «Унесенных ветром» с проходом Скарлетт О’Хара среди раненых, а позже живая легенда Гарри Белафонте разражается гневной речью по поводу классики немого кино «Рождение нации», пропагандировавшей расизм. Ли прослеживает через весь XX век историю угнетения одной расы другой в том числе и посредством искусства, и в такие моменты, конечно, не смешно. В остальном это едва ли не умнейшая комедия года, после которой фразочки вроде «Хрен вам, а не Вьетнам» хочется даже потом ввернуть в разговоре — доказательство того, что у «Черного клановца» есть потенциал стать народным хитом, а не еще одним артхаусным фильмом с призом в элитарных Каннах — он уже собрал в мировом прокате 76 млн долларов при бюджете всего 15 млн. Верни узурпированное право произносить «ниггер», Тарантино.

Фото: upi