search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Чешско-российский «Подвал» — одновременно взрослая драма о семейных отношениях и кино в духе «легко ли быть молодым»

, 2 мин. на чтение
Чешско-российский «Подвал» — одновременно взрослая драма о семейных отношениях и кино в духе «легко ли быть молодым»

Милан (Жан-Марк Барр) и Таня (Ольга Симонова) живут, кажется, в Словении (место действия ни разу не называется, но есть намек на абстрактную провинциальную Европу).

Он — мучительно стареющий лабух в группе, выступающей в окрестных ресторанах и отелях, она — ветеринар. В их браке явно шаткое перемирие, удерживающееся на стремлении оградить от собственной драмы дочь-подростка Ленку. У девочки действительно и без родителей хватает проблем — мир взрослых соблазнов разрывает в разные стороны, а впереди — решающий шаг, который должен случиться на ближайшей вечеринке под открытым небом. Когда ребенок не возвращается домой, начинается расследование, которое прольет свет не только на исчезновение девочки, но и на истинную природу отношений супругов.

«Подвал» (в прокате с 1 ноября) позиционируется как возвращение Игоря Волошина в авторское кино. В последние годы Волошин действительно несколько отошел от наработанной на старте карьеры («Я», «Нирвана») репутации артхаусного режиссера. После постановки про «принуждение мира» 2008 года («Олимпиус Инферно») режиссер ушел работать в коммерческое кино («Скорый поезд Москва–Россия» со Светлаковым) и на телевидение (первые эпизоды «Ольги», последний сезон «Физрука»). В эпоху, когда почти всякая репутация может разрушиться со скоростью обновления ленты фейсбука, Волошину был нужен по-настоящему яркий камбэк. То, насколько он удался, покажет касса, но придуманный для этой цели проект выглядит в любом случае довольно поразительно.

Если вам показалось, что сюжет «Подвала» что-то очень напоминает, то вам не показалось: завязка картины более или менее повторяет сюжетную коллизию звягинцевской «Нелюбви». Такой ход уже выглядит весьма странно, поскольку номинированную на «Оскар» картину забыть за столь короткий срок не удалось бы при всем желании. С другой стороны, Волошин радикально и по-своему изящно сменил обстоятельства сюжета, перенеся действие в Европу, а на главную роль взяв одного из любимых актеров Ларса фон Триера Жан-Марка Барра. Второй звездой фильма является словенский рэпер Далиб, которого озвучил наш соотечественник Дмитрий «Хаски» Кузнецов (оставим без оценок то, как гнусавый хрип рэпера из Улан-Удэ звучит из уст лысого, отмороженного, но все же подростка).

Еще одной надстройкой над сюжетом об исчезновении (который, впрочем, в прошлом году встречался не только у Звягинцева) стало то, что Волошин не стал достраивать его до какой-нибудь величавой метафоры. Напротив, во второй половине режиссер пускает историю под уклон в темпе провинциального детектива с элементами психологического триллера. Тут резонно вспомнить, что сам Волошин называет «Подвал» третьей частью трилогии о проблемах молодежи, начатой как раз «Я» и «Нирваной». И это авторское определение, как ни странно, многое расставляет по местам. Сравнивать картину, пожалуй, стоит не с авторским кино последних лет, а с перестроечными попытками вглядеться в жизнь подрастающего поколения в диапазоне от «Маленькой Веры» до «Трагедии в стиле рок». В этот ряд «Подвал» и правда встает вполне успешно.

Другое дело, что так и непонятно, почему режиссер решил поговорить о насущном на иностранном языке, хотя привлечение иностранных звезд тоже вполне себе позднесоветский прием. Конечно, вряд ли рядовой зритель будет всерьез предаваться подобным культурологическим штудиям, а значит, и аудитория фильма остается неясной. В любом случае «Подвал» останется в истории странным, но убедительным примером того, как современный российский режиссер может взять и поработать за границей.

Фото: Reflexion Films