search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Шведский «На границе миров» похож на своих героев — страшноватых, но уникальных

, 2 мин. на чтение
Шведский «На границе миров» похож на своих героев — страшноватых, но уникальных

Таможенницу Тину, которая трудится на границе Швеции и Финляндии, высоко ценят на службе: она обладает уникальной способностью чуять человеческие чувства и эмоции.

То есть если она требует показать сумочку, то уже точно знает, что с пассажиром что-то нечисто. Тину уважают, но побаиваются — из-за жутковатой внешности, происхождение которой покрыто тайной и для нее самой (как и то, откуда у нее выше копчика какой-то странный шрам).

Однажды Тина останавливает для досмотра человека по имени Воре, который вносит в девичье сердце раздрай: во-первых, он пугающе похож на саму таможенницу, во-вторых, ест насекомых, в-третьих, имеет некоторые интересные особенности ниже пояса, которые шокируют окружающих, а Тину, наоборот, только привлекают. В общем, впервые встретив родственную душу, героиня и сама не замечает, как ее размеренная жизнь превращается в северную сказку — страшную и по-настоящему лютую.

Фильм «На границе миров» (в прокате с 25 октября) стал в нынешнем году настоящей сенсацией Каннского кинофестиваля — редко бывает, чтобы картину из параллельного конкурса «Особый взгляд» обсуждали так широко и рьяно. Поставил фильм режиссер Али Аббаси — уроженец Тегерана, изучавший киноискусство в Европе, то есть человек, явно знающий кое-что о том, что значит быть иным даже в крайне толерантном европейском обществе. В основе его фильма — новелла Юна Айвиде Линдквиста, одного из самых ярких современных шведских писателей, прославившегося благодаря роману «Впусти меня», который стал бестселлером и был дважды экранизирован.

Фигура автора литературного первоисточника уже дает пытливому зрителю почти всю необходимую информацию. Здесь, как и во «Впусти меня», есть яркая метафора, которая при этом не отменяет тщательно выстроенного сюжета, где сплетены драма, мелодрама, хоррор, триллер и, конечно, фэнтези. Кроме того, с экранизатором Линдквисту вновь крайне повезло. Аббаси блестяще умеет не только ставить ребром неудобные вопросы, но и обладает твердым режиссерским почерком, а также своеобразным, но явным чувством прекрасного — глазастые лоси, олени и лисичка, а также умопомрачительные шведские пейзажи, вполне возможно, будут еще долго сниться многим впечатлительным зрителям. Причем речь не идет о, что называется, вспышках немотивированной красоты. Строгая и невероятно красивая скандинавская природа здесь по ряду причин является фактическим действующим лицом, крайне важным не только для впечатления и атмосферы, но и непосредственно для сюжета.

А теперь напоследок вернемся к впечатлительным зрителям, например тем, которые ломали копья после каннского показа. «На границе миров» собрал ворох восторженных отзывов (некоторые договорились до того, что Аббаси произнес какое-то доселе неслыханное слово в киноискусстве), в которых тактично обойдено вниманием то, что это кино, вообще говоря, большую часть времени почти невыносимо смотреть. Постановщик действительно блестяще владеет профессией, но при этом действует радикально настолько, что мутить начинает даже опытных зрителей, прошедших горнило самых забубенных и омерзительных режиссерских экспериментов. Насколько такие методы оправданы — вопрос открытый. «На границе миров» — это правда довольно увлекательное кино, но кажется, что лица героев и подробно показанные особенности их жизнедеятельности все же мешают испытать в финале искомый катарсис. С другой стороны, с тем, что ничего подобного вы в этом году больше точно не увидите, тоже не поспоришь.

Фото: Вольга