search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Мой Иван Тучков

, 3 мин. на чтение
Мой Иван Тучков

В субботу 22 сентября ушел из жизни Иван Тучков — обожаемый своими учениками искусствовед, специалист по Древнему Риму и Ренессансу.

Воспитавший несколько поколений арт-критиков, он в последние годы возглавлял весь истфак МГУ. Его ученики поделились воспоминаниями, которые мы приводим с незначительной редактурой для удобства чтения.

Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia:

Дорогой Иван Иванович… так внезапно жизнь оборвалась. Только что здоровались на вернисаже Ларионова. Я училась у него — а потом, совсем недавно, радовалась, что Иван Иванович Тучков стал деканом истфака, даже какой-то мастер-класс давала в альма-матер. Хотя и переживала в глубине души, что вот такой человек, белая кость, пошел на административную плаху большого руководителя, эх.

Сергей Хачатуров, арт-критик, искусствовед, куратор:

Умер Тучков, Иван Иванович, декан исторического факультета МГУ, самоотверженный рыцарь нашего искусствоведческого отделения. Дворянская эпоха российской культуры кончается.

Как-то совершенно невозможно поверить, что за несколько месяцев выкошено целое поле тех людей, что мотивируют жизнь, культуру, искусство как таковые — от дирижера Геннадия Рождественского, артиста, профессора МХАТ Олега Табакова, искусствоведа Лидии Андреевой, художника Вячеслава Колейчука до Дмитрия Брусникина и его почти одногодка Ивана Ивановича Тучкова.

Вот буквально на днях встречался с Иваном Ивановичем. Он был, как всегда, бодр и воодушевлен. Бравурно даже как-то пообщались, он долго руку не отпускал.

У Ивана Ивановича, изумительного эксперта, ученого в вопросах искусства Ренессанса и античности, было феноменальное качество: он умел полностью раствориться в жизни университета, пожертвовав своими интересами, карьерой… «Я составил расписание докладов на конференции так, чтобы не нам, любимым, было интересно, а чтобы дети образовывались», — говорил он мне. Без устали боролся он с рутиной и канцелярской волокитой. Потому как цель высшая: воспитать поколения Профессионалов и просто порядочных людей…

Теперь, будем надеяться, он общается с теми высшими образами, что подарила его любимая эпоха… А нам надо жить дальше и формировать свой фронт сопротивления энтропии…

Надя Плунгян, искусствовед, куратор:

Иван Иванович Тучков задал в моем студенчестве недостижимо высокое качество работы и сверхвысокий ритм. На его лекциях слайды трещали непрерывно, то есть — без пауз. Он показывал римские улицы буквально дом за домом, требовал заучивать карту города со всеми его памятниками.

Мы невероятно уставали, и сам он еще больше, учитывая, что пары сдвигались на поздний вечер. Но это было невероятно. Грустно признаваться, но я с тех пор так и не побывала в Риме. А огромную симпатию к наследию, понимание его — это он сумел укоренить. Это был период его преподавания в РГГУ в начале нулевых. Ужасно, что его больше нет.

Анна Броновицкая, историк архитектуры:

Читаю об умершем вчера Тучкове и думаю, что мы его совсем не воспринимали как интеллектуала, а ценили в нем свойскость, легкий нрав и уважительное отношение. Но Рим он, видимо, хорошо преподавал, иначе откуда было взяться любви к римскому искусству? Придя в МАРХИ работать, я очень удивлялась, как сложно преодолеть отвращение к античности у студентов, которых зачем-то заставляют рисовать гипсовые головы. А у нас, искусствоведов, было же четкое ощущение, что римляне — единственные из Древнего мира, кто нам может быть как-то эмоционально понятен и близок. И вот откуда это чувство взялось? Эх, Иван Иваныч…

Люся Янгирова, студентка Ивана Тучкова:

Два года назад ходила в ГМИИ на лекцию Ивана Ивановича про Рафаэля. Помню, когда увидела анонс на сайте, как будто защемило что-то внутри. Примерно там же, где остались лекции по отечественному ХХ веку, там же, где покоилась вся ностальгия по университету — месту, которое я в силу очень разных причин не смогла оценить вовремя.

Я в битком набитом зале успела занять удачное место, вокруг десятки людей, ни одного свободного кресла. Кто-то кучкуется сзади и в проходах.

Зажигается проектор, уже без слайдов, без привычного щелканья пультом, огромный экран. Тучков рассказывал о Рафаэле-архитекторе. Часа за полтора я несколько раз закрывала глаза — те же интонации, та же сумасшедшая скорость подачи, при этом полностью логически выстроенной. «…и первое!…» «и наконец!»…

Меня поразило (хотя я понимала, что иначе невозможно): Тучков не делал различий между «аудиториями» — его скорость и манера были одинаковыми для всех. Первые десять минут я привыкала, чтобы приноровиться слышать и воспринимать. Хотя, чего там, я же помню эту лекцию — для нас исполнение было ровно таким же: всегда живым, непосредственным.

Сегодня верно подсказали в переписке: вместе с горем, которое проживаешь с уходом таких людей, проживаешь время своих возможностей, наверняка упущенных. Вместе с потерей горюешь о том, что мог «лучше, внимательнее и более осознанно».

Вообще если суть преподавания в передаче (в самом прямом смысле этого слова) знаний и прожитого опыта, то я крайне благодарна за то, что в моей жизни был человек, который умел это делать так. Без менторства, надменности, снобизма — на равных и с уважением. По-человечески.

Леонид Грозин, бывший студент Ивана Тучкова:

Вот буквально недавно мы случайно встретились в метро, Вы куда-то стремительно неслись (даже после той страшной аварии Вы хоть и хромали, но все равно ходили очень быстро, а я Вас навещал в 1-й Градской и навсегда запомнил, как вы шутили над своими медицинскими злоключениями), и я еле успел Вас догнать и кратко переговорить, и Вы действительно рады были меня видеть. А потом я Вам звонил, и Вы сказали, чтобы я к Вам заглянул в октябре.

Фото: hist.msu.ru