search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Это мой город: фотограф Глеб Косоруков

, 5 мин. на чтение
Это мой город: фотограф Глеб Косоруков

О противостоянии лыжников и толстых собачников в парке «Сокольники» и эпохе эгоизма.

Я родился…

В закрытом городе, знаменитом научном центре на Урале — прекрасный город, окруженный природой, теперь он называется Снежинск.

Сейчас я живу…

В разных местах, но есть два основных города, где я провожу больше времени — Москва и Париж. Жить на одном месте я бы не смог, по крайней мере сейчас. В Москве я живу рядом со своей мастерской в Красносельском районе, недалеко от парка «Сокольники» — от моего дома минут пять на велосипеде. Парк огромный и местами мало чем отличается от леса, есть даже цепочка прудов с чистой водой — в самом крупном я плаваю вместо бассейна до первого льда. Зимой — прорубь для любителей экстрима, несколько лыжных трасс, которые, правда, регулярно затаптывают толстые люди с собаками и без. Если из «Сокольников» перейти через Ростокинский проезд, то оказываешься уже в настоящем лесу, хотя он и называется парк «Лосиный Остров». «Крупнейший лесной массив в Москве и крупнейший среди лесов, расположенных в черте городов» — ни много ни мало — так пишут в «Википедии». Чем дальше в лес, тем больше шансов, что лыжня останется целой, можно увидеть лису, зайцев, кабана или оленя, реже встретишь лося. Говорят, в советское время лыжней, как и лыжников было в разы больше и москвичи их не топтали, была коллективная ответственность. А сейчас эпоха эгоизма, увы.

А в Париже я живу на самой высокой точке города, и это не Монмартр, а район метро Телеграф. В пяти минутах самый красивый парк в Европе — «Бут-Шамон», созданный во времена Наполеона III на месте каменоломен, из которых, собственно, и строился город. Там можно бегать и устраивать пикники. В пяти минутах же от дома — два олимпийских бассейна (что в Париже большая редкость), а до Нотр-Дам и до всего остального на велосипеде я доезжаю за 15–20 минут. Противоположный конец города — 40 минут максимум — город маленький, в нем и живут-то всего около миллиона человек. Все остальные миллионы «парижан» живут в пригородах, за городской кольцевой. Ощущается Париж как культурная столица Европы (и вообще достаточно приятный город).

Люблю гулять…

В Москве есть много мест, где можно гулять, всех не перечислишь. Главное, выбрать правильное время, когда на улицах мало людей и машин — либо рано утром, либо поздно вечером. Зима в Москве, правда, неудачное время для прогулок. С ностальгией вспоминаю Москву 1980-х, тогда зимы были морозными и снежными, еще не придумали посыпать дороги химией и город был очень чистый, машин было мало и людей в самый раз, хорошо работали дворники, если не успевали сколоть лед с тротуара — посыпали песком (так же примерно, как сейчас делают у наших северных соседей — Швеции и Финляндии).

Самое приятное место для прогулок для меня, наверное, ВДНХ ранним солнечным утром — чувствуешь себя как в другом мире.

Мой любимый район в Москве…

Я к Москве привык и уже не могу ответить на этот вопрос. Любимого, наверное, нет. Мне нравится жить, где я живу, очень удобное расположение и опять же природа в пяти минутах от дома. Для меня в мегаполисе это очень важно.

Мой нелюбимый район в Москве…

Сложно сказать, никогда не всматривался и не жил в неприятных местах в Москве. Везде были какие-то достоинства. Наверное, я не запоминаю такие «нелюбимые» районы. Почему-то приходят в голову слова «Люблино» и «Печатники».

В ресторанах я бываю…

Достаточно редко, их сейчас в городе безумное количество. Я сам прекрасно готовлю, и у меня специфические требования к еде. Хотя мне нравится национальная кухня, где готовят для своих — узбеки для узбеков, вьетнамцы для вьетнамцев, китайцы для китайцев. Обычно там нет гламура и удобств, но часто очень вкусная непривычная еда, как будто побывал в другом государстве (третьего мира, но мне нравятся страны третьего мира, там намного интереснее путешествовать, все другое и больше жизни).

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Честно говоря, нет таких мест. Разве что проехаться по всей МЦК ни разу не доводилось, любопытно, но вот еще не проехал.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

По-моему, москвичи больше спешат, и суета в городе бросается в глаза. Очень большой, густонаселенный и поэтому тяжелый для перемещения город. Людей стало много и становится все больше. Со всей страны и не только съезжаются на заработки. Все деньги здесь. Москвичи — это очень условно. Вот в Париже что — парижане? Не похоже. И в Москве так же.

Москва лучше Нью-Йорка, Берлина, Парижа, Лондона?

Метро однозначно, широкие проспекты и улицы (спасибо СССР и плановой экономике), что бы мы сейчас без этого делали. Удобная инфраструктура, магазины работают или допоздна, или круглыми сутками. Интернет почти везде есть. Общественный транспорт на высоте. Доступное такси (надолго ли). Довольно быстро вводятся современные технологии, Париж отстает, например, как и вся Европа, впрочем.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Много строят, много новых, красивых, с хорошей архитектурой зданий и целых районов. Облагораживают парки. Утилитарная цифровизация имеет место быть намного чаще, чем в Европе, что удобно — пока мы впереди по многим параметрам. При этом огромные деньги тратят (или, скорее, списывают) на абсолютно бестолковое, дебильное «украшательство», часто бесполезное или вовсе вредное, как плитка, например, которую кладут всегда без соблюдения технологии зимой. Она через год уже так торчит, что с коляской проблема пройти и забудьте про ролики. На Никольской видно, как все разъезжается, на Красносельской вообще ад. Сакуры и прочая кичевая шелуха. Потемкинские деревни и коррупция — такой вот букет.

Чудовищно грязные зимы из-за химии на дорогах (прощай, кожаная обувь, привет, галоши), раздутые штаты управленцев и вечная текучка немотивированных и неквалифицированных гастарбайтеров в ЖКХ. Дворники во дворе сменяются через месяц-два. Интересно, почему.

Хочу изменить в Москве…

То же, что и в стране. Покончить с коррупцией, обеспечить прозрачность расходования государственных (ваших, читайте) денег. Жить с ясной перспективой, просчитывать стратегии и последствия на много ходов вперед. Заново учиться ответственности перед обществом, и не только чиновникам, а каждому из нас. И будет нам счастье.

Мне не хватает в Москве…

Не хватает своего стиля. Эклектика. До перестройки был стиль, а сейчас нет. Кто в лес, кто по дрова. Вот Питер не сдался, например.

До 16 декабря идет моя выставка в Музее Москвы…

Мультимедийная инсталляция — проект «Занавес», или «Большой театр. Каким вы его не видели и никогда не увидите» — последние дни в театре перед закрытием на многолетнюю реконструкцию. Большой был как намоленный за многие десятилетия храм, где прихожане-обитатели — почти что секта служителей классическому искусству оперы и балета. Большая часть жизни проходила в добровольной изоляции от окружающего мира в изящных, хотя и потрепанных интерьерах, сохранившихся еще с позапрошлого века. Это был необычайно притягательный и завораживающий своим почти сказочным очарованием мир, скрытый от глаз непосвященных.

Инсталляция отличается от фотовыставки так же, как набор слов отличается от стихотворения или набор красок — от живописи. Организация пространства, порядок, размер и расположение фотографий, звук, видеоряд, их взаимодействие и взаимовлияние приводят к качественно новой, эмоциональной вовлеченности зрителя.

Могу поспорить, вы это надолго запомните.

Фото: из личного архива Глеба Косорукова