search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: science art куратор Дарья Пархоменко

, 4 мин. на чтение
Это мой город: science art куратор Дарья Пархоменко

Об исследовании искусственного интеллекта в Laboratoria Art & Science, о том, что сегодня нас окружает вторая природа — технологическая, и о том, что в других городах редко случается выйти за пределы small talk, а в Москве люди душевные.

Я родилась…

В Москве, в роддоме на Ленинском. В самом конце Ленинского проспекта и прошло мое детство, дворы там огромные и рядом практически лесная зона, поэтому гулять и исследовать мир можно было вдоволь. Когда я пошла в 5-й класс, мы переехали на Фрунзенскую набережную, где я пошла в школу №171 с химическим уклоном. Тогда этот район был даже немного заброшенным по сравнению с тем, какой он сейчас, но со своим очарованием — река и Нескучный сад прямо напротив.

Сейчас живу…

В районе Патриарших, а летом за городом, так как в городе мне не хватает воздуха.

Гулять в Москве…

Очень люблю Нескучный сад, все бульвары и район Камергерского и Кузнецкого Моста — он мне напоминает юность, когда мы там много гуляли. А еще Воробьевы горы, кампус МГУ — дорожки между корпусами, по которым мы бегали между парами, смотровая площадка и Аллея ученых… Сейчас там тоже многое изменилось: столько новых корпусов построили. Иногда оказываюсь там на встречах, обсуждаю с профессорами наши научно-художественные проекты (мы много сотрудничаем с учеными МГУ) и прямо не узнаю некоторые места. Территория стала современнее, ухоженнее, но уют и зелень никуда не делись.

Мой любимый район в Москве…

И все-таки для жизни — это Фрунзенская набережная. Это самый уютный район Москвы: здесь ты чувствуешь себя одновременно и в центре города, и рядом с природой, рекой, парками, и не стиснут домами. Этот район также очень преобразился за последние годы, расширили зону променада и посадили новые деревья. К тому же забавно: кажется, у каждого второго жителя Фрунзенской есть собака, так что когда мы приезжаем гулять сюда с моей Басей, то оказываемся как на собачьей выставке.

Мой нелюбимый район в Москве…

Таких нет, но есть районы, к которым я равнодушна — это те, с которыми меня ничего лично не связывает.

В ресторанах…

Больше всего мне нравится ходить в проверенные места, где можно не волноваться насчет выбора блюд и неожиданностей от сервиса. На Патриках долго любимым кафе был NUDE, часто ходили туда завтракать после прогулки с собакой или на бокал вина после работы, очень приятно, когда ребята-официанты тебя узнают, встречают улыбкой и вопросом, как дела, почему давно не были (хотя были вчера). Сейчас это кафе стало таким популярным, что туда сложно стало зайти. Даже зимой люди толпятся и на улице. Я очень люблю Грецию, и, когда скучаю по ее ароматам, мы ходим в Molon lave на Тишинке, там есть аутентичные блюда и мой любимый греческий кофе (один знакомый грек на маленьком острове нам давно посоветовал это место). Если хочется увидеть коллег, то иду в «Перелетный кабак», внутри там галерея и атмосфера расслабленная и, кстати, вино хорошее.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Скорее это не места, а впечатления и люди, с которыми очень хочется увидеться, или культурные мероприятия, которых в нашем городе очень много. Почти каждый день что-то происходит, открываются выставки, проходят премьеры в театрах, кино, множество лекций крутых ученых, но, производя культуру сами, мы не всегда успеваем на события друзей и коллег, что обидно.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Москвичи, к сожалению, все время на бегу, все время спешат и опаздывают, Но оборотная сторона медали в том, что у нас есть мощная созидательная энергия, и, надеюсь, бежим мы потому, что хотим что-то важное изменить и сделать.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке или Берлине, Париже, Лондоне…

Культурная среда и контекст, в которых я живу в Москве, важны для меня. В других крутых городах мира я скорее наблюдатель, а здесь — участник движения. Отличительной чертой нашей культуры является открытость, глубина общения: в других городах редко случается выйти за пределы small talk, а в Москве люди душевные.

В Москве изменилось за последнее десятилетие…

Очевидно, что центр города сильно преобразился, его отмыли, озеленили, расширили пешеходные зоны — это все влияет на настроение, которое, конечно, улучшилось. Развивается цифровая среда — теперь в центре города везде wi-fi, появилось множество удобных сервисов, «Яндекс.Такси» с удобным приложением (к сожалению, поглотивший Uber, который мне больше нравился), каршеринг, удобные доставки всего на свете. Но вот пробки на дорогах до сих пор расстраивают, только угрожающее количество камер, которые нисколько не решают проблему.

Хочу изменить в Москве…

Менять — это сносить, переделывать, а нужно — развивать. Моя задача — развивать междисциплинарное взаимодействие, а конкретнее — диалог и сотрудничество между актуальными художниками и учеными. В нашей стране и городе есть профессиональное научное и художественное сообщество, от их контакта появляются новые смыслы — произведения science art (научного искусства). И они важны не только самим авторам, но и широкой публике — это такой целостный взгляд на современный мир и наше место в нем. Наполнять город смыслом — это то, чем мы занимаемся.

Мне не хватает в Москве…

Солнца, отдыха, тишины. Москва все-таки очень шумный, суетной город, здесь всегда приходится быть в движении, в тонусе, и я иногда от этого устаю, но в какой-нибудь идиллической греческой глуши быстро начинаю скучать. Вот такой парадокс.

Фонд Laboratoria Art & Science за десять лет успел сделать…

Мы актуализировали и институционализировали science art в московском и российском контексте, мы продолжаем его систематизировать, развивать методологию и делать международные выставки, включаем российских художников в международный контекст. Мы создали платформу, на которой художники и ученые могут вести совместную работу, а также производить технологическое искусство. Выставка Daemons in the Мachine, которую мы только что открыли — наглядный тому пример: масштабный международный проект, в котором лучшие российские ученые и разработчики вместе с российскими и зарубежными художниками взялись за одну из самых прорывных тем в области современных технологий — искусственный интеллект. Теперь человека окружает вторая природа — технологическая, мы включены не только в мир живого, но и в мир машин, глобальный техноценоз современности. Мы создали выставку, которая провоцирует диалог между биологическими и технологическими субъектами.

Выставка Daemons in the Мachine открыта до 11 ноября.

Фото: из личного архива Дарьи Пархоменко