, 5 мин. на чтение

Московская легенда: ресторан «Арагви»

, 5 мин. на чтение
Московская легенда: ресторан «Арагви»

Оказывается, легендарный ресторан «Арагви» на Тверской перестал работать еще месяц назад. Это произошло так тихо, что никто об этом и не слышал — прошла одна новость, и то только в телеграме. Сегодня об этом вдруг стали говорить.

Повар «Арагви» Нугзар Небиеридзе Хашурский написал в соцсетях, что ищет работу в связи с тем, что ресторан закрылся. Почему это произошло, точно неясно. Кто-то говорит, что из-за высокой аренды и неграмотного менеджмента, другие выдвигают и вовсе фантастические версии о том, что кого-то из гостей в «Арагви» поймали на взятке, поэтому и закрылся. Но то, что это произошло неожиданно и тихо — интересный факт. Ресторан только начал набирать популярность, в штат даже взяли пиарщика и вложили немало денег в промо.

А ведь история «Арагви» началась еще в конце 30-х, ресторан буквально недавно отметил свое 80-летие — все новогодние каникулы устраивали экскурсии в прошлое с дегустацией своих главных хитов.

О том, что здесь ужинал Лаврентий Берия, слышали все. Но почти никто не знает, что именно Берия придумал «Арагви». Как-то он зашел в столовую на Пушечной улице, куда сотрудники НКВД забегали съесть лобио и выпить чачи. Поваром там служил Лонгиноз Стажадзе. Одной встречи было достаточно, чтобы молодой человек получил предложение возглавить ресторан. Берия не ошибся: «Арагви» стал эталоном высокой кухни и самого теплого гостеприимства.

«Арагви» стал также первым рестораном национальной кухни в Москве. Хинкали, сациви, хачапури, купаты, ткемали, сацебели, знаменитый цыпленок табака в орехово-чесночном соусе — все это было сенсацией. «Если кто-то назовет хачапури пирожком, аккуратно объясните, что это разные вещи», — всегда настаивал директор и однажды сделал выговор любимому шеф-повару Николаю Кикнадзе, шутливо назвавшему хачапури ватрушкой. Специально для «Арагви» к поезду «Москва—Тбилиси» был прицеплен вагон с грузинскими продуктами! Но лучшим мясом считалось мясо подмосковных молочных телят. А также будущих цыплят табака из совхоза «Непецино» весом ровно в 333 грамма.

Первый шеф-повар Лонгиноз Стажадзе

В детстве служивший на княжеской кухне, Стажадзе задал «Арагви» высокую планку. Советская империя лишь укрепила княжеский стандарт качества блюд и этикета, а сарафанное радио превратило «Арагви» в трапезную высшей власти. Однажды Стажадзе поручили устроить неслыханную вещь — встречу без галстуков «вождя народов» с самым высоким гостем. Молочный теленок, сваренный и обжаренный целиком, стоял в душистых кавказских травах у водопада из хванчкары. Серебряные блюда, кубки, вилка и кинжал напоминали приборы крестоносцев. Хозяин и гость были в восторге. По слухам, гостем был Уинстон Черчилль.

О первом грузинском ресторане в столице ходила молва, что только здесь можно угоститься действительно по-московски. Построенный одновременно с национальными павильонами ВДНХ, он вошел в триумфальное ожерелье памятников советскому жизнестроению — изобильному, победному. На только что открывшейся ВДНХ Иван Пырьев снял фильм «Свинарка и пастух» с Владимиром Зельдиным в главной роли горячего кавказца. В 1956-м Пырьев и «красавица-свинарка» Марина Ладынина отметили в «Арагви» 20-летний юбилей совместной жизни.

Кроме них стены ресторана помнят и других знаменитостей. Богема ходила сюда поколениями. За столиками «Арагви» Чкалов разбирал полеты, Михалков принял решение писать гимн СССР, Тарковский отмечал успех фильма «Иваново детство» на Венецианском фестивале, Высоцкий отпускал острые шутки, Ив Монтан пробовал блюда грузинской кухни. Свой «Арагви» был у Константина Симонова и Лили Брик, Ильи Эренбурга, Джона Стейнбека и Роберта Де Ниро. Здесь актер Олег Даль пел Дину Риду «Там, вдали за рекой», Евгений Евтушенко иронически «опекал» вернувшегося из ссылки Бродского, а Герасимов праздновал выпуск «Молодой гвардии». Сюда приехал из Голливуда Ричард Бартон, услышав о легендарном месте встречи международной разведки.

«Арагви» помнит много случаев «неуставного» героизма: здесь провел свои роковые тайные переговоры разведчик Павел Судоплатов, сюда нередко заглядывал потомок тевтонских рыцарей и русских дворян, последователь Бисмарка Вернер фон дер Шуленбург, пытавшийся предупредить НКВД о готовящемся нападении Гитлера. После победы 9 мая за ужином в «Арагви» Юрий Левитан повторял генералам сводку Советского Информбюро. Генералы не скрывали слез.

С конца 1950-х завсегдатаями «Арагви» стали представители новой инженерно-технической элиты. Здесь сотрудники полигонов за стаканом грузинского уговаривали Туполева доверить им новенький Ту-144. Сохранилась фотография салфетки из «Арагви», на которой 5 февраля 1969 года герои Советского Союза, летчики-испытатели, письменно поклялись собираться в «Арагви» в честь живых и ушедших героев: «Память погибшего всегда будет хранить полная рюмка на нашем столе… »

Кадр из фильма «Девять дней одного года», 1961 г.

Тут праздновал победу над Ботвинником молодой Таль, а футболисты московского «Спартака» однажды засиделись так, что пришлось оставить в залог выигранный Кубок СССР. Директор и шеф болели за тбилисское «Динамо», что не мешало Стажадзе восхищаться братьями Старостиными и приглашать их в гости.

По вечерам в «Арагви» давали «Сулико» и «Барыню», танцевали лезгинку, а уровень исполнения был, как и еда, княжеским. Когда в 1967 году Григорию Александрову для восстановления фильма «Октябрь» (снятого им совместно с Сергеем Эйзенштейном) понадобилось озвучить лезгинку, в Москве не нашлось ни одного подходящего оркестра. И имя «Арагви» встало в один ряд с именем Шостаковича. Стены ресторана были украшены иллюстрациями Ираклия Тоидзе к поэме Руставели «Витязь в тигровой шкуре».

Шеф-повар ресторана «Арагви» В. Гудков (в центре) на кухне, 1977 г.

«Арагви» была уготована роль райского уголка в советских и российских кинофильмах — «Девять дней одного года», «Служебный роман», «Утомленные солнцем». Этот «золотой век» ресторана «Арагви» — как глоток вина, но как минимум еще два поколения могли наслаждаться послевкусием. Однако настал момент, когда золото пришлось буквально откапывать из хаоса. В 2002-м ресторан закрыли на ремонт, который продлился целых 14 лет и вылился в полномасштабную реставрацию. В ходе работ обнаружилось, что «Арагви» не только дитя Страны Советов. В 2004 году в процессе строительных работ под облицовочным камнем обнаружились своды боярских палат XVII века, и с этого момента началось возвращение легенды уже в статусе культурного наследия.

Здание ресторана находится в стенах бывшей гостиницы «Дрезден», где останавливались Пушкин и Гоголь, Шуман и Тургенев, Островский и Некрасов. Василий Суриков провел здесь последние шесть лет жизни и был отпет в храме Косьмы и Дамиана в Шубине (нынешний Столешников переулок). Сама гостиница использовала перестроенный дом XVIII века, который, как выяснилось, стоял на остатках боярской усадьбы времен царя Алексея Михайловича. Под штукатуркой обеденных залов «Арагви» скрывались стены боярских палат, выложенные из белого камня. Изумительные сводчатые поверхности, остатки росписей, порталы, обрамленные киотами для икон, ниши-печуры (в них хранили ценные вещи или ставили лампады для освещения). Нашли даже два потайных межстенных перехода, крыльцо в проулок и остатки парадной белокаменной лестницы. Находку назвали Шубовскими палатами — ее символически посвятили боярину XIV века Иакинфу Шубе, скрепившему своей подписью духовную грамоту Великого князя Московского Дмитрия Донского. Двор Шубы когда-то стоял на месте нынешнего «Арагви».

Вновь вернуться на гастрономическую карту Москвы «Арагви» смог в 2016 году благодаря группе компаний «Ташир» и управляющему партнеру Гору Нахапетяну, полностью взявшему на себя реконструкцию объекта.

После этого не прошло и трех лет. Район Тверской и Столешникова становится каким-то проклятым местом: буквально несколько дней назад стало известно о закрытии «Симачева», а теперь оставил москвичей и «Арагви». Причем ушел он тихо, как когда-то влиятельный партийный советский функционер — прошло его время, умер, и никто не заметил.

Фото: МИА «Россия сегодня», facebook/aragvi1938, mos.ru