, 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: соосновательница J’pan bistro на Трубной Елена Кожина

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: соосновательница J’pan bistro на Трубной Елена Кожина

Я никогда не думала, что стану ресторатором, ничто не предвещало. Сначала я училась на веб-программиста, потом на дизайнера и параллельно осваивала IT-технологии.

Все банально. Моя первая работа была в техподдержке, и тогда я чуть не свихнулась от рутины, но по счастливому случаю меня однажды уволили. Потом была долгая работа графическим дизайнером. А однажды в моей жизни появилась фотография, благодаря которой я познакомилась с потрясающими людьми из совершенно разных профессий. Это был огромный этап моей жизни.

Но однажды я достигла личного потолка в свадебной фотографии, а именно ей я занималась порядка восьми лет: мне стало неинтересно снимать и некуда было расти. Я добилась признания, высоких гонораров и даже узнаваемости на улицах. Тогда как раз в стране грянул кризис, и мой доход резко упал, наверно, втрое, и я поняла, что это уже пинок судьбы, чтобы начать двигаться дальше.

Не знаю, как мне вообще в голову могло прийти начать участвовать в фестивалях еды — в ресторанной сфере я ничего не понимала.

Первая мысль открыть что-то свое посетила меня года четыре назад, когда я впервые поехала в Японию, там было слишком красиво, слишком вкусно, слишком небанально. К тому же я любила Японию со времен Сейлор Мун и всегда мечтала там побывать, а когда приехала, реальность превзошла все мои ожидания. В итоге я ездила туда по два раза в год и постепенно начала разбираться в их еде, соусах, продуктах. А раз в пару месяцев я гуглила новые японские рестораны в Москве и надеялась, что кто-то вот-вот откроет ресторан с моей любимой едой. Параллельно я сама заказывала разные ингредиенты и нужное для приготовления оборудование на eBay и готовила дома для мужа. В какой-то момент я подумала, а почему бы не попробовать сделать свой маленький ресторанчик, как в Японии. Мне очень хотелось показать всем настоящую японскую еду, это была даже социальная миссия — сделать Японию и Россию ближе. Я запустила краудфандинг, который успешно провалился. И это к лучшему: я бы не смогла открыть на 3–4 млн ничего хорошего.

Потом я начала участвовать в фестивалях еды. Было очень трудно и физически, и финансово, у меня не было подходящего оборудования и команды. На первый фестиваль вышли я, мой муж и моя подруга, мы чуть не умерли, я ощутила на себе, что означает фраза «смертельно устать». Но успех был дикий. Мы готовили такояки, тайяки, карри, якитори, гюдон, матча латте, какао, онигири. Да, мы правда готовили так много. Мы были сумасшедшими. И совершенно не умели оценивать свои силы. Но сколько чудесных отзывов я получала в соцсетях. На следующих фестивалях мы сократили меню до матча латте, такояки, онигири и тайяки (иногда делали десерты данго). Я видела людей, которые приходили на каждый маркет только ради нас. Я получала огромный опыт: сама готовила и общалась с покупателями. Было очень тяжело, но оно того стоило. Так я начала менять представление людей о японской еде, с первого же фестиваля.

При этом я металась от одной концепции к другой, менялись продукты, менялись идеи, я ничего не могла правильно сформулировать. По сути, я была совершенно одна, некому было подсказать, как лучше сделать, я не знаю, где я нашла в себе моральные силы не сдаться. Наверное, убедила себя, что назад пути нет. К концу сезона маркетов меня ставили в пример как самый успешный проект среди всех остальных. И я не сомневалась, что он останется лучшим и когда превратится в реальный ресторан.

На этом этапе проектом заинтересовались многие, было даже несколько сомнительных инвесторов, но общение с ними ни к чему не привело. Примерно через год фестивалей я нашла и инвесторов, и партнеров. Мы втроем стали строить наш будущий ресторан. Каждый из нас что-то вкладывал от себя, каждый был важен. У нас был почти идеальный баланс. Так появилось J’pan bistro (pan с японского — «булочка»), имя которое придумал один из партнеров, первое название проекта — «Курумико», сейчас уже соглашусь, что оно слишком непонятное и длинное.

До сих пор некоторые проработки я провожу сама, пытаюсь сделать что-то новое. Меня часто можно встретить в бистро, а еще я люблю наш персонал — собралась хорошая и, что немаловажно, добрая команда. Успех J’pan — это совокупность факторов: предыстория проекта, пиар, место, вкусная еда и атмосфера.

Но для меня J’pan лишь первая ступень. У меня еще много интересных идей, которые можно развивать в прекрасные кафе и рестораны, сейчас я готовлю второй проект, связанный с японской едой. Это будут новый формат и новая японская еда, которой в Москве еще нет. Я не хочу делать то, что уже есть, я хочу делать только новое. Например, одна из новых идей — «Тайяки Корнер». Это японская франшиза, которую я выкупаю весной. Я привезу более 70 традиционных начинок, полностью японские ингредиенты для теста и технологию. Думаю, этот проект москвичи хорошо примут.

Фото: Олег Никишин

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru