, 2 мин. на чтение

После «Убийств по алфавиту» с Джоном Малковичем вы забудете все, что знали о Пуаро

, 2 мин. на чтение
После «Убийств по алфавиту» с Джоном Малковичем вы забудете все, что знали о Пуаро

Главный бельгиец Великобритании Эркюль Пуаро (Джон Малкович) больше никому не нужен. Его подчеркнуто регламентированный образ жизни как никогда близок к определению «прозябание».

Старый товарищ инспектор Джепп вышел на пенсию, Гастингса как будто и вовсе рядом никогда и не бывало. Нет и знаменитых усов (да и кому они, по чести, нужны). Их место заняла практичная бородка, которую поседевший Эркюль вынужден каждое утро красить в какой-то более моложавый цвет в надежде на то, что на пороге появятся те, кому нужны его услуги. В остальное время Пуаро занимается тем, что понарошку разыгрывает убийства в богатых домах. И вот однажды — настоящее дело: на порог ложится письмо от загадочного убийцы, подписывающегося ABC и убивающего, руководствуясь только лишь именами в железнодорожном справочнике. Сначала на А (Алиса Ашер), потом на Б (Бетти Бернард) — и так далее. Ситуация несколько осложняется тем, что места убийств явно как-то связаны с биографией самого Пуаро, а расследованию мешает молодой преемник Джеппа инспектор Кром (Руперт Гринт), но сыщика уже не остановить.

«Убийства по алфавиту» — совершенно точно самая впечатляющая экранизация Агаты Кристи со времен, пожалуй, закрытия сериала с любимым всем миром Дэвидом Суше в роли бельгийского гения сыска.

Задним числом «Убийства» выглядят финальной частью какого-то особого ритуала, начатого четыре года назад адаптацией «Десяти негритят» («И никого не стало»). Именно тогда за сценарий впервые взялась Сара Фелпс, которую игры в викторианскую чопорность и прочая костюмная мишура интересуют здесь в последнюю очередь. Очистив романы (следующим за «Негритятами» стало «Испытание невиновностью») Кристи от патины и слегка их, скажем так, отреставрировав, Фелпс получила тексты, которые при переносе на экран даже слегка пугали тем, насколько за сто лет в нашем мире ничего не изменилось. И без экранного воскрешения Пуаро в финале этой мессы было никак не обойтись.

Малкович играет Пуаро не просто так, будто до него этого никто не делал, а так, словно сыщик не фигурировал в трех с лишним десятках романов. Пожилой, надломленный, ощущающий одновременно миссию и вечную чуждость беженца — таким ранимым и, говоря проще, человечным Пуаро точно еще никогда не был и не факт, что будет.

Под воздействием главного героя изменилась и сама ткань повествования. Краски сгустились и потемнели — как и в «И никого не стало» и «Испытании невиновностью», на экране интеллектуальный ребус Кристи преобразился в настоящий вязкий готический роман. Причем на сей раз Фелпс сыграла в открытую, дописав Пуаро недостающую предысторию, которая будоражит почище иных нынешних хорроров. Есть здесь и некоторая актуальная нота — первые зрители, скажем, углядели в адаптации намеки на Brexit. Однако куда приятнее в данном случае просто лишний раз порадоваться (когда согреются похолодевшие от финала пальцы) возрождению детективного жанра, который в очередной раз демонстрирует свою драматургическую широту и неисчерпаемость — да и хороших головоломок не хватало давно. Ну и, конечно, пожелать Джону Малковичу возвращения к роли бельгийского сыщика, которая великому артисту к лицу едва ли не больше, чем львиная доля сыгранных за последний десяток лет ролей.

Фото: Amazon Studios