search Поиск Вход

Московское нытье

Город Татьяна Арефьева

Московское нытье: кто все эти люди?

К определенному возрасту каждый выход в свет превращается в каторгу. В самой этимологии выражения «выход в свет» заключена неприятность: как будто ты сидел в уютной теплой темноте дома/привычного круга, а теперь вышел туда, где слепят глаза фонари славы/известности, и ясно становится, что почти все присутствующие тебе неизвестны.
Город Эва Рухина

Главный пешеход в Москве — чиновник

Любите ли вы карты города так, как люблю их я? Три поколения моей семьи (дед, прадед и прапрадед) учились в Императорском Константиновском межевом институте (ныне Московский государственный университет геодезии и картографии в Гороховском переулке). Бумажными картами были забиты две полки книжного шкафа в моей квартире, какая-то советская часть коллекции еще хранится у мамы на даче.
Город Алина Распопова

Московское нытье: почему велосипедист по умолчанию существо второго сорта

Здравствуйте, меня зовут Алина, мне 33 года, и я журналист. В редакции я в платье и туфлях, по дороге на работу — в спортивной форме, перчатках и шлеме на велосипеде. И пока я в пути, любой может мне нахамить или на меня прикрикнуть.

Московское нытье: почему мы все время недовольны погодой

Как-то раз мой американский друг Крис, проживший пару лет в Питере и перенявший у местных обычай философствовать под немудреную закуску, пытаясь перекричать барабанивший по оконному стеклу дождь, обратился ко мне с вопросом: «Вот объясни мне, почему в этой стране все постоянно говорят о погоде? И главное, было бы что обсуждать! А то ведь она у вас почти всегда одинаковая и всегда плохая!»
Город Татьяна Арефьева

Московское августовское нытье: мы совсем разучились отдыхать

Вчера все мои знакомые были на представлении, «которое нельзя пропустить». Они постили оттуда фотки повышенной контрастности и заканчивали предложения восклицательными знаками.

Московское нытье: новую навигацию для метро делал человек, который пользоваться ею не сможет

Наше метро не самое большое и сложное в мире — всего 214 станций (для сравнения: в Лондоне — 270, в Париже — 380, в Нью-Йорке — 470!), но разрастается с огромной скоростью. За год появляется по 20 новых станций.
Город Артур Гранд

Московское нытье: город заборов

Москва — торжество заборов. Школа — за забором, больница — за забором, парк — за забором, забор — за забором. Я много лет прожил на Кутузовском проспекте в доме, во дворе которого стоят небольшие здания, окруженные забором. Я за двадцать лет так и не смог выяснить, что или кто там находится. Тайна.