search Поиск Вход

старая Москва

«Мне до слез жаль Манежную площадь» — худрук РАМТ Алексей Бородин о Москве 1950-х и 2020-х

6 июня Алексею Владимировичу Бородину исполнилось 80 лет, и 40 из них он возглавляет Российский академический молодежный театр. Перед юбилеем он рассказал Анне Гордеевой о борьбе с культпоходами, не терпящем театры Борисе Акунине, визите футбольных фанатов и о том, как в юности проникал в другие театры без билета.
Город , Люди Мария Ганиянц

«Это был город, который говорил о радости жизни» — режиссер Всеволод Немоляев о Москве 1940–1950-х

Режиссер балета Большого театра Всеволод Немоляев рассказывает о театральной Москве 1940–1950-х годов, великих советских футболистах и знаменитых летних сезонах театра «Эрмитаж».
Город , Люди Мария Ганиянц

«Незнакомые люди обнимались и плакали» — 87-летняя Наталья Бурмейстер о Москве 1930–1950-х

Пианистка Наталья Бурмейстер вспоминает о жизни в Москве середины прошлого века, о похоронах Сталина, о балах в квартире Святослава Рихтера и об очередях за одеждой и продуктами.
Город , Люди Нина Кудякова

«Ездили к бабушке на санках — не было 5 копеек на метро»: 74-летняя Нина Махрова о жизни на «Аэропорте» в 1950-х

Нина Федоровна Махрова, учитель истории, в прошлом историк-методист управления народного образования Ленинградского района, рассказывает о том, как в 1950-е жили в районах возле метро «Белорусская» и «Аэропорт», в поселке Тушино и деревне Ховрино:
Город , Люди Мария Ганиянц

Старая Москва: «В 1960-х мы играли в пинг-понг на крыше высотки на Котельнической»

О том, как в 1960-е жили в районе Измайлово, как был устроен повседневный быт высотки на Котельнической набережной и куда весь город ездил за требухой и костями, вспоминает 80-летний москвич Эдуард Васильевич Смирнов.

80-летний Алексей Симонов о жизни в Москве 1930–1950-х: «Не было проблемы общения, была проблема жилплощади»

Писателю, режиссеру, преподавателю, переводчику и правозащитнику Алексею Симонову, сыну советского поэта Константина Симонова, в прошлом году исполнилось 80. Он рассказал о Москве 1930–1950-х, об отце, который ушел от его матери к актрисе Валентине Серовой, об учебе в Сокольниках и о чебуреках на «Парке культуры».

Старая Москва: поселок Шлюзы

Острова, расположенные в получасе езды от Кремля между районами Печатники и Нагатинский затон, давно привлекают краеведов и просто любопытных москвичей. В поселке Шлюзы до сих пор совершенно изолированно живут люди.
Город Марианна Любарова

«Когда построили первый трехэтажный дом, он казался высоткой»: 88-летняя Броня Левина о жизни в Марьиной Роще в 1930–1950-х

Район Марьиной Рощи долгое время считался одним из самых неблагополучных в Москве. О том, как там жилось в 1930–1950-е, рассказывает 88-летняя Броня Струлевна Левина.

«Живу на Соколе и в Москве бываю редко» — житель «поселка художников» Алексей Силин о деревенской жизни в большом городе

Алексей Силин живет в частном доме на территории поселка «Сокол». Его прадедушка и прабабушка — инженер путей и зубной врач — обосновались в «поселке художников» в конце 1920-х годов, войдя в жилищно-строительный кооператив. С тех пор домом на улице Врубеля владела только одна семья — сейчас здесь подрастает уже шестое поколение. За 90 лет поселок «Сокол» пережил национализацию, падение самолета, немецкие бомбежки, уплотнение, переход на самоуправление и, наконец, нашествие новых русских. Алексей рассказал «Москвич Mag» о жизни в уникальном микрорайоне. Рассказывает Алексей Силин житель поселка «Сокол» Главный местный миф Многие думают, что в «поселке художников» массово жили художники, но это мнение ошибочно. Его так называют из-за улиц: Поленова, Сурикова, Левитана. Изначально улицы были другими — Вокзальная, Парковая и так далее, только в 1928 году их переименовали. Среди членов кооператива все-таки были несколько художников, например любимец Сталина Александр Герасимов, однако гораздо большую часть составляли рабочие крупных заводов, техническая интеллигенция и железнодорожники. Поселок дал название всему району. Версии о происхождении расходятся. Самая распространенная — что сначала такой город-сад хотели строить в Сокольниках. Есть легенда про животновода по фамилии Сокол, разводившего породистых свиней. Еще, говорят, здесь летало много соколов, потому что на месте поселка была сосновая роща. Столетний дом Наш дом появился одним из первых: в нем жили рабочие, строившие поселок. А в эксплуатацию его сдали в числе последних, в 1929 году. Здесь песчаная почва, для фундамента идеальные условия. Дом кирпично-засыпной, то есть между двух кирпичных стенок засыпан шлак — перегоревший каменный уголь. Тогда эта технология применялась впервые. Так выглядел дом в 1961 году, на фото — Олег Сергеевич и Людмила Марковна Омельяненко, дедушка и бабушка Алексея Силина Члены жилищного кооператива не могли выбрать, какой у них будет дом. Они только давали деньги, кстати, весьма немалые по тем временам, на строительство, а заезжали уже в то здание, которое им предоставляли для заселения. Поселок создавался в рамках концепции «город-сад»: существовал...
Город Мария Ганиянц

Старая Москва: 82-летний брат Майи Плисецкой Азарий Михайлович о родном городе в прошлом веке

Артист балета, педагог и хореограф, представитель театральной династии Плисецких-Мессерер Азарий Плисецкий рассказал Марии Ганиянц о семейных трагедиях, бомбежках во время войны, колоннах пленных немцев на площади Маяковского, работе в Большом театре и жизни на улице Горького.
Люди Марианна Любарова

Старая Москва: «Как я работал в 1970-х в парикмахерской №1 на улице Горького»

Сейчас Алексею Ефимовичу 67 лет, двадцать из которых — от брежневского застоя до перестройки — он проработал в легендарной парикмахерской №1 на улице Горького. Он рассказал «Москвич Mag» о тотальном дефиците и об элитной публике улицы Горького.
Город Мария Ганиянц

Старая Москва: «В 1950-е нравы на Донской улице были суровые»

О том, как в 1950–1960-е жили в районе Донских улиц, Ленинского проспекта (тогда Большая Калужская улица), парка Горького и Нескучного сада, о шестидневной рабочей неделе, магазине «КырПыр», репрессиях и армянских коньяках на розлив рассказывает 68-летний житель Донской улицы Владимир Торгов. 
Город Мария Ганиянц

Старая Москва: «В магазинах даже после войны было все — белуга, севрюга, селедка нескольких сортов»

Как жили в послевоенной Москве? Бегали в кинотеатр «Художественный» на недели французского, итальянского и кубинского кино и обменивались «Консуэло» Жорж Санд и «Одним днем Ивана Денисовича» Солженицына. 77-летняя Ирина Владимировна рассказала «Москвич Mag» о жизни в Москве больше чем полвека назад.