, 2 мин. на чтение

Герои «Двойной жизни» Оливье Ассайаса ждут краха привычного мира, занимаясь сексом и беседуя о литературе

, 2 мин. на чтение
Герои «Двойной жизни» Оливье Ассайаса ждут краха привычного мира, занимаясь сексом и беседуя о литературе

С явным удовольствием попугав Кристен Стюарт духом умершего брата в трехлетней давности «Персональном покупателе», один из лучших французских режиссеров Оливье Ассайас решил снять фильм, какой бы получился у Вуди Аллена, живи он в Париже.

В герметичном мире «Двойной жизни» (в кинотеатрах с 4 июля, премьера состоится в рамках фестиваля «Французские каникулы» в летнем «Пионере» в парке «Сокольники»)  нет парижских протестов и ни один чернокожий или араб не проходит даже на заднем плане. Здесь вообще нет ни одной проблемы, выходящей за пределы понятия «бремя белого человека», есть хлопоты, раздутые до экзистенциального кризиса. Это очень французский фильм и по духу — две пары погружены в свои буржуазные хлопоты, и эстетически — кажется, будто смотришь фильм Клода Шаброля 1970-х, ничего за это время не изменилось.

Издателя Алена (Гийом Кане) волнует только одна проблема: интернет губит его книжный бизнес, люди больше не хотят платить за контент, нужно срочно перестраивать всю модель работы. Ален не хочет публиковать новый роман своего давнего приятеля Леонара (Венсан Макен) — ему кажется, что тот повторяется, кроме того, не нравится его потребительское отношение к женщинам. Так как Леонар пишет практически от первого лица и очень откровенно — о своих женщинах, все вокруг знают, о ком идет речь. Ален, правда, не знает, что Леонар уже шесть лет спит с его женой, актрисой Селеной (Жюльет Бинош), которая лоббирует книги любовника, хотя сама оказаться в одной из них совсем не стремится. Ален, возможно, не догадывается об изменах жены, потому что сам спит с подчиненной Лорой (Криста Тере), которую нанял, чтобы она помогла протащить бизнес в XXI век.

Что сразу замечаешь, наблюдая за миром Ассайаса — его герои вечно спорят, как будто выбирают друг друга по принципу как можно меньшего количества общих взглядов. Они не согласны друг с другом ни в чем, обсуждая литературу, политику, технологический прогресс, жизнь в эпоху постреальности или секс. Ален пытается проиллюстрировать Лоре свою мысль сценой с пастором в пустом храме из «Причастия» Бергмана и узнает, что она не видела ни одного фильма Бергмана и ничуть об этом не сожалеет. Чтобы зарабатывать деньги на культуре, сейчас совершенно не обязательно в ней разбираться.

С такой темой легко скатиться в назидательность, но, к счастью, у Ассайаса получился легкий и смешной фильм, где в итоге все, поспорив и устав, смеются за стаканом пива, Жюльет Бинош говорит, что у нее есть адрес агента «настоящей» Жюльет Бинош, а минет Леонару она делала в кинозале во время показа «Белой ленты» Михаэля Ханеке — режиссера, у которого «настоящая» Бинош снималась.

Ассайас снял фильм о том, что любовные отношения заканчиваются резко, а конец того мира, который знают европейские интеллектуалы, воспитанные на классической культуре, наступает постепенно. Леонар боится, что его новый роман станет и последним, и даже называет его «Точка», но жизнь продолжается, и вот бумажные книги снова начинают продаваться лучше, чем электронные, и приходится писать дальше, потому что жизнь просто продолжается физически. Возможно, мы живем в мире постреальности, но так как после постреальности нет может быть ничего, приходится возвращаться к реальности обычной и просто жить. И оказывается, что это совсем не сложно, если, конечно, все специально не усложнять.

Фото: Пионер