, 2 мин. на чтение

Дом недели: Шефский дом на Комсомольском проспекте

, 2 мин. на чтение
Дом недели: Шефский дом на Комсомольском проспекте

Отреставрирован Шефский дом на Комсомольском проспекте, здание в стиле раннего классицизма с белокаменным портиком, где успели позаседать тайное общество декабристов и правление Союза писателей России.

Старожилы помнят, как на газоне у дома 13 по Комсомольскому проспекту красовался Пегас. Железная работа художника Теодора Тэжика на прежнем месте отсутствует, равно как за белокаменным портиком нет более одноименного ресторана и правления Союза писателей России. Дальнейшая судьба здания, свежеотреставрированного образца раннего московского классицизма, также неведома. Москомнаследие пока хранит о том молчание.

Но реставраторы быстро управились: меньше чем за год воссоздали исторический облик объекта культурного наследия федерального значения. От старой краски очищены фасады. Нет трещин на стенах, выкрашенных по колористическому паспорту в светло-желтый. На этаком фоне рисунок белоснежного декора особенно хорош. Восстановительные работы распространились и на интерьер, куда вернулись утраченная в советское время лепнина, карнизы, розетки, оригинальный паркет, мраморная отделка и литое ограждение парадной лестницы. На уровне подвального этажа дворового фасада в ходе работ обнажились исторические белокаменные перемычки оконных проемов и цоколь. Находку решено было сохранить, дабы любой желающий мог удостовериться в почтенном возрасте московского архитектурного памятника, вошедшего в историю как Шефский дом.

История его формировалась слоями. Первый — деревянные хоромы на каменных подвалах с залом в верхнем этаже. Это были палаты Абрама Федоровича Лопухина, брата первой, постылой супруги Петра I Евдокии Федоровны, как известно, заточенной царем в монастырь под «крепкий караул». Усадьба Лопухина, впавшего в немилость и сложившего голову на плахе родственника, в 1718 году была конфискована и передана Джону (Ивану Павловичу) Тамесу. Обрусевший англичанин стал совладельцем располагавшейся в двух шагах Хамовнической полотняной мануфактуры. Вместе с Тамесом в «компанию» вошли ярославский купец Максим Семенович Затрапезнов с сыновьями Иваном и Дмитрием и Иван Афанасьевич Михляев.

Видимо, Тамес находился у государя императора в «особливой милости», раз к 1725 году смог стать единоличным владельцем разросшейся полотняной фабрики.

Через три года Лопухиных реабилитировали, и владение в Хамовниках на короткое время вернулось семье, но вскоре заново было изъято и передано Тамесам. В 1770–1780 годах архитектор П. И. Гейден (автор, к слову, Монетного двора в Москве) прямо на мощный боярский подклет водрузил жилой дом. Это второй слой.

На рубеже XVIII–XIX веков владение Тамесов вместе с фабрикой, к тому времени разорившейся, приобретает казна для размещения военных казарм. В 1807–1809 годах на месте фабричных зданий столичный архитектор Луиджи Руска проектирует в едином стиле новый комплекс казарм (сегодня их можно видеть по ту сторону Комсомольского проспекта), получивших название Хамовнических. Строительством руководит сын знаменитого Матвея Федоровича Казакова, одного из основоположников классицизма в отечественной архитектуре — Матвей Казаков. Мероприятия проходили по инициативе Павла I отменить постойную повинность, согласно которой богатые и бедные горожане обязаны были принимать к себе военных.

Тамесов дом переделывается под квартиры высших офицерских чинов и шефа Перновского гренадерского полка. Украшенный стройным ионическим портиком, парой пандусов для экипажей, он вполне соответствует новому назначению и названию «Шефский». Усадебный двор превращен в плац, здесь же появляется гауптвахта и конный манеж.

В 1817 году во время пребывания гвардии в Москве в квартире у начальника штаба полковника Александра Муравьева собираются его сокурсники по Императорскому университету — будущие декабристы Иван Якушкин, Никита Муравьев и другие. В стенах Шефского дома формировался один из первых декабристских союзов — тайное Военное общество, и обсуждалось предложение «меланхолического» Якушкина о цареубийстве.

В 1918 году Хамовнический плац становится Красноармейской площадью, а Хамовнические казармы чуть позднее — Фрунзенскими. В 1958 году прямо на месте бывшего плаца появляется Комсомольский проспект. Через два года бывший Шефский дом объявлен памятником и принят на государственную охрану.

Фото: moskvichmag