, 2 мин. на чтение

Допрос как повод для знакомства в спектакле «Человек из Подольска Сережа очень тупой» театра «Практика»

, 2 мин. на чтение
Допрос как повод для знакомства в спектакле «Человек из Подольска Сережа очень тупой» театра «Практика»

Эти две пьесы начали свою жизнь одновременно с началом новой жизни их автора, известного прозаика Дмитрия Данилова.

Он, кажется, превратился из писателя в драматурга; одну за другой написал пьесы «Человек из Подольска» и «Сережа очень тупой» несколько лет назад — и они произвели сумасшедший эффект сразу, как были прочитаны на драматургических фестивалях. После дебюта на московской «Любимовке» они резво раскатились по серьезным театрам в столице и регионах.

Особенно везло «Человеку», но и «Сережа» не отставал — его почти моментально приняла к постановке престижная «Мастерская Петра Фоменко». Цитадель современного театра «Практика», а точнее, входящие в его труппу артисты «Мастерской Брусникина», решили объединить эти пьесы в одну постановку: два акта с сумасшедшим антрактом.

Эти два недлинных сочинения и правда многое объединяет: оба они о вмешательстве внешних сил в обыденную жизнь индивида, кажущуюся ему если не счастливой, то вполне устроенной. В «Человеке» это вмешательство олицетворяют стражи порядка, которые задерживают обычного горожанина и начинают задавать очень странные, совершенно не свойственные полицейским вопросы. В «Сереже» — три странных курьера, которые приходят к такому же обывателю в его дом.

В «Практике» режиссер Марина Брусникина объединила их прежде всего визуально — стильный европейский дизайн сцены намекает не то на морг, не то сразу на чистилище. Длинные диалоги подкрепляются этюдами (в том числе пластическими) и танцами, многие из которых героям приходится танцевать (как это водится в полиции) не вполне добровольно. В «Сереже» блистает Алексей Любимов, в «Человеке» — дуэт Петра Скворцова (известен по фильму «Мученик») и звезды брусникинской труппы Алисы Кретовой.

Кстати, станцевать приходится не только героям — действие, в лучших традициях современного театра, шагает со сцены в зал. Правда, не во время действий, а в антракте. Артисты выводят зрителей во дворик театра, где учат исполнять «танец мозга» (выглядит это как языческое радение — представляем себе чувства соседствующих с театром жителей домов Большого Козихинского и Ермолаевского переулков) и разучивают гимн Москвы на языке жестов. Что вполне соответствует оптике Данилова, которую он взял с собой из писательства в драматургию — умение разглядеть внутренний абсурд в бессобытийности повседневной жизни. И показать, что все мы живем во внутреннем Подольске и вынуждены будем открыть дверь трем странным людям — даже если отваживаемся сплясать в диком освобождающем хороводе в самом центре столицы нашей родины.

Фото: praktikatheatre.ru