search Поиск Вход
, , 7 мин. на чтение

Заводская династия: семья Ларионовых. Мелькомбинат №3

, , 7 мин. на чтение
Заводская династия: семья Ларионовых. Мелькомбинат №3

Здание Мелькомбината №3 хорошо знакомо жителям северо-запада Москвы и Новой Риги. Гигантские зернохранилища высотой с 17-этажный дом видны сразу после съезда на Звенигородское шоссе с Третьего транспортного кольца при движении в область. Завод, который находится в пяти минутах езды от «Москва-Сити», был введен в эксплуатацию в 1944 году и с тех пор сохраняет свое промышленное назначение.

Масштабы предприятия действительно впечатляют. В одной секции зернохранилища, которое профессионалы называют силосом, ждут помола в муку 600 тонн отборного зерна, а всего в двух элеваторах хранится 52 тыс. тонн пшеницы. На погрузку постоянно подъезжают 25-тонные муковозы, на которых нанесена надпись «Мука Московская». Встретив такой грузовик на дороге, вы точно обратите внимание на его внушительные габариты, но на территории Мелькомбината №3 муковозы кажутся малютками.

«Московский мельничный комбинат №3 — одно из крупнейших пищевых предприятий города. Благодаря высоким экономическим показателям с 2016 года предприятие обладает специальным статусом промышленного комплекса Москвы. Это позволяет сократить налоговые платежи, а также плату за аренду земли и вкладывать больше средств в собственное развитие. Сегодня в планах у Мелькомбината №3 строительство собственной фабрики по производству макаронных изделий», — рассказывает руководитель департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Александр Прохоров.

Но даже самое большое, автоматизированное и цифровое производство держится именно на людях, которые там работают. Мы встречаемся с Ольгой Ларионовой. Она героиня нашего очередного материала рубрики «Заводская династия». Ее отец Григорий Романович начинал здесь работать после войны с должности инженера по технадзору, потом стал главным инженером, потом директором и возглавлял мелькомбинат около двадцати лет. Сын Ольги, названный в честь деда Григорием, тоже работает на комбинате с супругой Еленой, с ней он познакомился здесь же, как когда-то его дед и бабушка. Три поколения семьи связали свою жизнь с одним производством.

Ольга Ларионова, Григорий с супругой Еленой

По словам Ольги Григорьевны, отец ее родом из деревни Репьевка, что в Ульяновской области. Там был крупозавод, где работал его отец. Старший брат Алексей Романович работал директором мукомольно-рисового завода в городе Баку.

— Их пять братьев было. Но я только Алексея Романовича помню, остальные погибли на войне. Старший брат еще до войны позвал папу к себе в Баку. Там отправил его в двухгодичную школу мукомолов. После окончания школы папа вступил в комсомол и отправился учиться дальше в Одессу, в техникум при Одесском мукомольном институте. Думал потом поступить в институт, но в 1938 году его призвали в армию. Он участвовал в Финской войне, потом началась Великая Отечественная, потом еще на Дальнем Востоке с Японией воевал. Демобилизовался он в звании капитана только в 1946 году и приехал опять к брату Алексею. Тот уже работал в Москве и посоветовал папе идти на этот комбинат, тогда он назывался мукомольным заводом. Квалифицированных специалистов было мало, а папа до войны успел получить среднее специальное образование именно в этой сфере. В августе 1946 года папа пришел на комбинат техником по оборудованию, а уже через полгода стал заместителем главного инженера. В 1963 году он возглавил комбинат и до 1984 года был его директором.

Григорий Романович Бобров. Гирин, Северная Маньчжурия, 1945 г.

Сколько помню, папа был предан комбинату и партийному билету. Все время пропадал на работе. В будни и в выходные тоже. С мамой тоже на комбинате познакомился. Правда, после того как они поженились, мама как ушла в декретный отпуск с первым ребенком — моей старшей сестрой, так на производство больше и не вернулась. Растила нас.

Помню, что папа иногда брал меня с собой на работу. Я совсем крошкой была. Особенно любила на выборы приходить. Папа, как молодой специалист, активно участвовал в их организации и проведении. В этом самом зале, где сейчас сидим мы, ставили столы, буфет был. Мама меня наряжала, это был всегда праздник — такие приятные детские воспоминания, связанные с папой, с комбинатом.

Когда окончила школу, решила, что буду поступать в Пищевой институт. Не скажу, что отец как-то сильно давил и повлиял на мой выбор. Но, как знаете, дети дипломатов идут учиться в МГИМО, а дети производственников — на инженеров. Обычная история. Правда, я не поступила на дневное, пошла на вечернее. Одновременно устроилась секретарем в Министерство сельского хозяйства. Днем работала, вечером училась. Когда окончила институт, думала про комбинат, но пошла тогда в Московскую городскую хлебную инспекцию. Проработала там 17 лет.

В 1990-е годы в инспекции были проблемы с зарплатой. А у меня двое детей, надо было как-то их растить. Устроилась в лабораторию на четвертый мелькомбинат, его сейчас уже нет. Работала посменно. Это тяжелая работа, но платили хорошо. Потом пригласили сюда. Папы к тому моменту уже не стало. В 2007 году устроилась и с тех пор здесь. Сейчас работаю заместителем начальника лаборатории. Пока не думаю на пенсию уходить. Хоть и не работала здесь всю жизнь, но родное место для меня. На комбинате еще работают люди, которые помнят отца, с большим уважением его вспоминают. Это приятно. Вот сын теперь тоже здесь работает.

Сын Григорий пришел в красный уголок с супругой Еленой в самый разгар нашего разговора. Высокий, крепкий молодой человек, на одежде под белой курткой видны следы муки. Извиняется за внешний вид. У них сейчас проходит ежегодная дезинсекция и чистка оборудования: «Возился с техникой и вот немного испачкался». Сразу видно, человек производства, настоящий мельник. Про свой выбор профессии говорит мало и коротко. Как будто даже смущаясь вначале, но к концу беседы успел рассказать и про учебу, и про работу, и про деда.

— Когда я родился, дедушка уже был пенсионер. Он со мной много времени проводил. Гуляли вместе. Обязательно ходили с ним за хлебом аж на Звенигородское шоссе на хлебозавод. Там пекли булочки для правительства. Они вкусные, всегда свежие были. Потом тот завод закрыли, стали ходить на «Белорусскую» на другой хлебозавод, там был хороший черный хлеб. Не помню, чтобы дедушка много рассказывал про работу на комбинате. Но эта тема не чужая была в семье, когда встал вопрос, куда поступать, выбрал Пищевой институт. Тем более что там еще и кафедра военная была. Окончил институт по специальности «инженер-механик по пищевому оборудованию». Сразу сюда пришел в 2007 году. Даже не думал что-то другое пробовать. Сначала аппаратчиком в зерноочистке работал, сейчас — старшим мастером смены на мельнице.

Работа тяжелая, но интересная, мне нравится производство, его процессы. Даже не представляю, чтобы я занимался какой-то офисной работой — бумаги писать и с места на место их перекладывать. Здесь не так. Прихожу на смену, сначала обхожу мельницу, потом распределяю людей на участки. Мельница сейчас — сложное автоматизированное производство. Импортное оборудование. Все на компьютерах, через программы. Надо знать и саму технологию, и схему размола зерна понимать. Все время что-то новое появляется, учишься, узнаешь новое.

Григорий Романович Бобров

Чем больше автоматики, тем сложнее инженеру. Летом, например, в жару оборудование перегревается, что-то выходит из строя, мельница останавливается. Или в городе скачок напряжения. Электричество мигнуло, наша мельница встала. Надо все полностью запустить. А мельница — это восемь этажей и на каждом свой технологический процесс. Снизу вверх все обойти, посмотреть, ничего не пропустить, чтобы все одновременно включилось, нигде не зависло, не завалило продукцию. Чтобы люди были в безопасности, там же все движется.

Люблю моменты, когда выходишь с работы, знаешь, что все там нормально, смену хорошо отработал, могу спокойно идти домой отдыхать и не переживать. Хотя иной раз бывает ночью снится, что поломка на производстве, просыпаюсь в холодном поту.

Только с Леной, женой, мало пересекаемся, хоть и на одном комбинате работаем. Но у меня работа по сменам, а у нее обычный график, 5/2. Случается и так, что еду утром домой со смены, а Лена в это время из дома на работу. В метро встречаемся, успеваем 10 минут поболтать и расходимся. Зато много личного свободного времени. Люблю с дочкой его проводить, ей скоро 12 лет будет, ездим на дачу, если у нее каникулы. Или просто садимся в машину и едем в парк погулять. Еще она любит московские усадьбы. Недавно ездили вместе в Архангельское. А если мои выходные выпадают на субботу и воскресенье, тогда все вместе куда-то выезжаем.

Супруга Григория Елена работает на мелькомбинате с 2006 года. Ее родители — инженеры авиастроения. По ее словам, предлагали ей после школы помочь с поступлением в МАИ. Но она отказалась.

— Я сказала: «Нет, с железками не хочу работать». А вот пищевое производство показалось интересным. С первого раза в институт не поступила. Пошла в Московский технико-экономический колледж на специальность «хранение и переработка зерна». После колледжа поступила на заочную форму в Пищевой институт на Таганке. Училась и работала одновременно. Сначала в лаборатории на кондитерско-булочном производстве. Как получила диплом, пришла сюда. Тоже в лабораторию. Через два года познакомились здесь с Григорием и через год поженились. Дочка родилась.

Мне нравится здесь работать. Понимаю, что я делаю. Мне кажется, молоть зерно, делать из него хорошую муку — гуманная работа. Мы стоим на одном из этапов производства хлеба. Кормим людей.

Моя работа заключается в том, чтобы определить качество зерна. Оно приходит из разных областей России. Не могу сказать, чье зерно лучшее. От множества факторов зависит. Какая погода была летом в области, были ли дожди. Один и тот же производитель зерна в прошлом году прислал зерно с такими свойствами, в этом году свойства чуть другие могут быть. Мы подбираем из разного зерна помольную партию, чтобы все зерно было однородным по свойствам. Чтобы мука получилась высокого качества.

Когда захожу в магазин, предпочитаю покупать продукцию, где наша мука. Например, всегда беру макароны Barilla. Мы для них мелем муку только из твердых сортов пшеницы, там никакой другой пшеницы нет. Поставляем муку и на московские хлебозаводы. У нас она всегда хорошего качества, поэтому московский хлеб можно смело покупать.

Дома часто говорим с мужем о работе. А о чем еще. Дочка ругается на нас, что все время обсуждаем рабочие вопросы. Смеется даже, как нам это все не надоело на комбинате. А нам не надоело. Она сейчас утверждает, что сама никогда не пойдет на пищевое предприятие. Но, мне кажется, это больше такой подростковый протест. А как там сложится, когда школу окончит, посмотрим. Может, захочет попробовать, это ведь на самом деле очень интересно.

На Ольге: пиджак и брюки Massimo Dutti, блуза Zara; пиджак и платье Massimo Dutti.
На Григории: костюм и футболка Albione; рубашка, пиджак и джинсы Zara.
На Елене: кардиган Massimo Dutti, платье Zara; пиджак, майка и юбка Zara.

Выражаем благодарность магазинам Massimo Dutti, Zara, Albione за предоставленные для съемки вещи.

Фото: Виктор Горячев; стилист: Екатерина Мельникова; визажист: Екатерина Еремина