, 5 мин. на чтение

Группа «Альянс»: «К песне «На заре» относимся как к спортивному снаряду»

, 5 мин. на чтение
Группа «Альянс»: «К песне «На заре» относимся как к спортивному снаряду»

В 2019-м «Альянс» — классики московской новой волны с почти 40-летним стажем, знаменитые восьмидесятническими хитами «На заре» и «Дайте огня», — собираются презентовать аж два новых альбома. Перед концертом группы, который состоится 9 февраля в клубе Powerhouse, Денис Бояринов побеседовал с ее участниками — отцом и сыном, Игорем и Митей Журавлевыми, о секретах неувядаемой «На заре» и о возвращении интереса молодежи к романтике.

Вы видели, как Монеточка поет песню «На заре» в новогоднем «Голубом Урганте»?

Игорь Журавлев: Я даже всю передачу посмотрел. На фоне других исполнителей в этой передаче Монеточка выделялась своей свежестью. И менее цинично прозвучала, чем все остальные.

Митя Журавлев: Это просто песня такая.

Игорь: Да, ее трудно испортить. Но я много каверов слышал на эту песню. Версия Монеточки мне теперь больше всего нравится: она оригинальная, свежая, интеллигентная.

Игорь, в чем секрет «На заре»? Почему эта песня, как Феникс, воскресает в каждом десятилетии?

Игорь: Не знаю, в чем секрет. В правильной аранжировке, в исполнении. Мне кажется, я ее хорошо спел.

Кто написал эзотерический текст к «На заре»? Откуда там взялся «блеск души» и что это вообще значит?

Игорь: Автор текста и музыки — Олег Парастаев. Там не «блеск души», а «плеск души», понимаешь.

Плеск?!

Игорь: Вот и я спорил с Олегом: что за плеск такой? Я ему говорил, что душа не может плескаться. А он возражал: «Представь себе, что человек — это сосуд. А в нем — душа. И она плещется». Ну бог с тобой, пусть будет «плеск». Но все поют «блеск»!

Я на текст этой песни никогда особо внимания не обращал. Как бы сказал Вася Шумов, содержания у нее нет.

Митя: Это же просто образы.

Туманный символизм.

Игорь: Да-да!

Митя: Мы сейчас вносим этот символизм в новые песни «Альянса». Решили не уходить далеко от 1987 года.

Игорь: Решили удалиться от земных проблем и улететь в эмпиреи. Как у Сергея Есенина в стихотворении было: «Душа грустит о небесах». Видимо, у многих грустит о небесах, поэтому «На заре» ложится на их измотанные души.

Давайте обсудим знаменитую видеозапись исполнения «На заре» в 1987-м. Она стала в своем роде мемом — ее комментирует Дудь, ролик скоро миллион просмотров в YouTube наберет. Игорь, расскажи, где это снималось, что это была за телепередача?

Игорь: Это телемост Москва — Ленинград, на котором Московская рок-лаборатория представила своих питомцев. Телемост этот в эфире так и не показали, но запись сохранилась, ее можно посмотреть в интернете. Помню, что было очень жарко — съемки шли долго, а мы все принарядились и поэтому страдали от духоты.

Где ты взял такой роскошный эполет?

Игорь: Эполет сшила Митина мама, Светлана Васильевна. Ей кто-то из индийского посольства подарил черную бархатную сумочку, которая была украшена золотым шитьем, стразами и бахромой. Из нее под моим чутким руководством она сделала эполет, чтобы соответствовать образу новых романтиков. Но самый эффектный на этой записи — автор «На заре» Олег Парастаев, который стоит за клавишами. У него там такие темные очки, которых сейчас нигде не достанешь.

Очень любопытна реакция зрителей в студии на ваше выступление — большинство сидят с каменными лицами, не понимая, как реагировать, и только трое в черных рубашках не стесняются.

Игорь: Это группа «Биоконструктор». Там еще Саша Скляр мелькает и группа «Тяжелый день» — парни в косухах. Кстати, мне их выступление на телемосте больше всего понравилось.

В Москве было мало групп, которые соответствовали образу новых романтиков. Зато их было много в Питере — с этого начинали «Кино» и «Алиса». Почему «Альянс» выбрал неоромантическую эстетику, а не какую-то другую?

Игорь: «Алиса» в каком-то другом стиле работала. Они были не такие отрешенные — они всегда были социальные, агрессивные: «Мы вместе!» Я впервые увидел «Алису» на фестивале в Питере в 1984-м. Они были еще в самом начале пути — запомнилась мне одна их песня, «Мужчина — машина, женщина — лед». Уже тогда играли они по-питерски агрессивно и роково.

А нам нравились именно романтические группы — A-ha, Tears for Fears, Spandau Ballet, Adam and The Ants, Ultravox, Talk Talk. Отсюда все и растет.

У вас есть ощущение, что нынешняя молодежь заинтересовалась стилем и звуком новых романтиков?

Митя: Это точно. Поэтому мы работаем в этом направлении.

Игорь: Мы всегда в нем работали. Я долгое время интересовался фолком и world music после выхода альбома «Сделано в белом». Но в 2000-х меня снова развернуло в романтику. И сейчас меня очень радует, что идет совпадение моего интереса к этой стилистике и интереса слушателей. Наконец-то спрос совпал с предложением.

Расскажите про свой опыт выступления на главном молодежном фестивале «Боль»?

Игорь: Я очень сильно волновался.

«Альянс» ведь когда-то выступал на одной сцене с «Кино» и Пугачевой.

Игорь: Это когда было-то? Как будто не в этой жизни. Давно не выступал я перед большой аудиторией. После этого выступления у меня брала интервью одна девушка и спросила, как я отношусь к песне «На заре». Ну как отношусь? Как к спортивному снаряду. Возьму или не возьму эту высоту — песня довольно сложная. У нее две октавы и квинта в диапазоне, надо быть в отличной вокальной форме, чтобы ее правильно исполнить.

Но это было хорошее волнение. Мой преподаватель по вокалу говорил, что на хорошем волнении можно выступить лучше, чем в классе. Главное, не переволноваться.

Митя: Мы русские вообще слишком любим «пере-».

С недавних пор у группы «Альянс» появился параллельный проект «Альянс Dream», на который вы успешно собрали полмиллиона рублей с помощью краудфандинга. Расскажите, что это такое.

Игорь: «Альянс Dream» — это проект, который предложил воссоздать Олег Парастаев. В 2003 году он предложил записать его песни, которые не ложились в стилистику «Альянса». Тогда мы сделали половину, но, к сожалению, проект сорвался. Буквально полгода назад Олег предложил вернуться к ним и доделать. Я послушал — надо же, действительно красивые песни, лежат 15 лет, пылятся.

Мы сразу договорились, что не можем выпускать их под маркой «Альянса». Олег хотел назвать его «Мечты об Альянсе». Тогда я предложил «Альянс Dream». Теперь возникла небольшая неразбериха — многие решили, что это название нового альбома «Альянса». А это, на самом деле, другой «Альянс». А как альбом будет называться, мы еще не решили. Ну и бог с ним. Пусть люди думают, что это новый альбом «Альянса». Вот у The Beatles альбом Rubber Soul сильно отличается от Abbey Road — и ничего страшного, никто не в обиде.

Прекрасная параллель. Так когда выйдет альбом «Альянс Dream»?

Игорь: Скоро появится. Он уже практически готов. Осталось доделать мастеринг. Мы работали над ним параллельно с краудфандингом. Очень много перелопатили, пришлось многое и перепеть, и переиграть — 2003-й и 2018-й сильно отличаются по звуку.

А кроме того, в этом году выходит вся дискография «Альянса» на виниловых пластинках и компакт-дисках. Ее издает лейбл Maschina Records. Отреставрированные записи. Пришлось потрудиться и поискать пленки. Но мы их нашли.

То есть в 2019-м появится полное переиздание дискографии «Альянса» и новый альбом?

Игорь: Два новых! У аутентичного «Альянса» тоже будет новый альбом — мы с Митей сейчас над ним работаем. Как ты думаешь, Митя, когда мы сможем разродиться?

Митя: Летом. Мы хотим сделать камбэк именно в эстетике 1987 года — вдохновляемся сейчас звуком новой волны. Используем инструменты того времени, чтобы добиться звука той эпохи — те самые синтезаторы и драм-машины из 1980-х. Сделаем новую программу и новый имидж. Начнем с чистого листа.

Игорь, эполет-то наденешь по такому случаю?

Игорь: Тот самый эполет, боюсь, я не найду. Придется пошить новые.

«Альянс» выступает 9 февраля в клубе Powerhouse.

На фото: группа «Альянс» Митя Журавлев, Игорь Журавлев, Андрей Туманов; © alliancegroupmoscow