, 2 мин. на чтение

«История игрушек 4» и дилемма Вуди: что делать, если твое исполнение долга никому не нужно?

, 2 мин. на чтение
«История игрушек 4» и дилемма Вуди: что делать, если твое исполнение долга никому не нужно?

Вышедшая почти четверть века назад первая «История игрушек» была революционной. Студия Pixar не только провозгласила грядущую эпоху компьютерной анимации, но и показала, как делать правильные фильмы для детей и родителей, чуть смещая реальность.

Наконец-то это был фильм не о детях и не о людях вообще, которые были задвинуты на периферию сюжета. «История игрушек» дала голос в каком-то смысле меньшинству, к которому люди относились потребительски. Именно благодаря этому ходу позже смогли появиться и «В поисках Немо», и «Головоломка» — стоит один раз сместить реальность, как главным героем можно сделать и рыбу с амнезией, и чистую человеческую эмоцию, и что угодно вообще, фантазия стала безграничной.

Сиквелы, как всегда, слегка вредят оригиналу. Вторая (1999) и третья (2010) части дали поклонникам продолжение истории о любимых Вуди, Баззе, Рексе и остальной компании и ввели новых героев, но ход остался тем же — игрушки бегут выручать одну из своих, по дороге происходит черт-те что. В финале — мораль о предназначении каждого, в случае игрушек — служение детям.

«История игрушек» даже больше других появившихся позже кинофраншиз для всей семьи уникальна тем, что собирает в кинозалах уже не первое поколение — у многих зрителей первой части сейчас уже даже не свои дети, а подрастают внуки. На экране тоже многое изменилось — давно нет Энди, первого хозяина Вуди, по которому он до сих пор скучает. Игрушки теперь принадлежат девочке Бонни, которая отнимает у ковбоя его звезду и прикрепляет ее на грудь ковбойши Джесси. Половая динамика в XXI веке изменилась — прямым текстом говорят нам в Pixar. Ковбой больше не главная игрушка детей и даже не астронавт Базз, по которому сходили с ума мальчики еще недавно (к чести Джесси надо сказать, что как только Бонни выходит из комнаты, она тут же возвращает Вуди его звезду, что тоже должно нам кое-что сказать о феминизме разных волн).

В четвертой части акцент все больше делается на том, что, хотя игрушки всегда были бесправными предметами, которые должны быть счастливы, что их купили и унесли с магазинной полки, в каком-то смысле именно они выбирают себе хозяев. Вуди не может вынести, что Бонни пойдет в школу одна, без поддержки родных кукол, и пробирается в ее рюкзак. В школе Бонни мастерит из пластиковой одноразовой вилки куклу, причем такую, что явно, когда вырастет, станет концептуальной художницей, называет ее Вилкинсом, назначает своим любимцем и приносит домой к остальным. Вуди, конечно, все это бесит, но долг обязывает его опекать Вилкинса, который плохо себя чувствует в новой компании и вообще мечтает поскорее попасть в мусорный бак, потому что таково предназначение одноразовых столовых приборов («Я мусор!» — любит повторять бедная вилка).

Сюжет «Истории игрушек 4» (в кинотеатрах с 20 июня) повторяет предыдущие. Вилкинсу наконец удается побег, Вуди отправляется на его поиски, и дальше начинаются приключения с цитатами из Хичкока, Кубрика и Спилберга (это для взрослых). К финалу уже сам Вуди не очень понимает, в чем суть его предназначения, если жизнь меняется, время проходит, а с ним и старые договоренности и обязательства? «В конце концов, мы оба отработанный материал», — говорит он Вилкинсу после очередного спасения из мусорного бака. Получается, что все эти десятилетия Вуди озвучивал мысли взрослого родителя, который продолжает опекать ребенка, даже когда тому это давно не нужно. Именно голосом этого родителя говорит храбрящийся и пытающийся соответствовать новому времени ковбой. Это прозрение Вуди чуть ли не единственная новая мысль в идеологии франшизы и главная причина, по которой вы не пожалеете, поддавшись на уговоры детей, пойти в кино на четвертую «Историю игрушек» почти через четверть века после первой.

Фото: WDSSPR