search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Мой Николай Караченцов

, 4 мин. на чтение
Мой Николай Караченцов

Утром 26 октября пришло трагическое известие — ушел из жизни Николай Караченцов, один из самых любимых в нашей стране артистов, легенда отечественного кино и звезда театра «Ленком». «Москвич Mag» собрал воспоминания о нем его коллег и зрителей.

Он давно был болен — еще в 2005 году попал в аварию, после которой восстановился лишь частично, однако жена Людмила Поргина и родной театр продолжали усилия по его реабилитации. Об уровне потери говорит и реакция общества — соболезнования семье от властей всех уровней. И даже заявление от главы департамента новых территорий Владимира Жидкина — он намерен обратиться с предложением назвать именем Караченцова одну из улиц в Новой Москве. Проститься с артистом можно будет в понедельник в театре «Ленком», затем его похоронят на Ваганьковском кладбище.

Орфография записей сохранена, для удобства чтения реплики подвергнуты незначительной редактуре и сокращениям.

Вениамин Смехов, актер, режиссер, писатель:

«Свежее, ожиданное, обжигающее, невыразимо горячее ГОРЕ…  Коленька Караченцов…  Людочка Караченцова, спаси Бо тебе, великая душою и делом жена-спасатель. Коля — Артист, русский интеллигент-богатырь, добряк и добротворец, прости нас, пожалуйста, грешных коллег твоих. Вечная пресветлая благодарная память…»

Андрей Соколов, артист «Ленкома»:

«Калясик… Он был настоящим, азартным, харизматичным, классным, достойным, штучным…
Снимались вместе, играли в спектакле. Когда случилась беда, о нем потихоньку стали забывать и всё, чем он жил, дышал дальше — его жена.

Поначалу бурчали — зачем его таскать, тормошить, а она ему подарила годы жизни.
Спасибо, дорогой Петрович, за дружбу, за то, что были рядом… Спасибо, Люда, за Колю.
Земля пухом, низкий поклон».

Галина Аксенова, доцент Школы-cтудии МХАТ:

«Сегодня умер Николай Караченцов. После тяжелой аварии 2005 года его жизнь продлила не столько медицина, сколько любовь и сила жены Люды. Сегодня думаю о ней.

Трагедия Николая Караченцова — один из последних примеров неожиданно сломавшейся яркой жизни, когда в стабильность и счастье жизни вторгается не злодей, не государство, не политика, не война, а судьба — тот “кирпич с Бронной” или “масло Аннушки”, которые упоминает Булгаков. Ужас состоит в том, что мы никогда не знаем, что нас ждет за поворотом, к которому мы приближаемся, и мы нагло и самоуверенно считаем, что сами все решаем или что это решают за нас люди, стоящие во главе государства.

Думая о беде, которая случилась с Колей несколько лет назад, я вспоминала об американском актере Кристофере Риве, сыгравшем Супермена. Его, недавно сильного и красивого, а теперь сидящего в инвалидном кресле, часто показывали по американскому телевидению. За этим стояли непроизнесенные слова о хрупкости человеческого счастья, успеха, славы; понимание того, что все удачи могут исчезнуть в одно мгновенье, а поэтому необходимо ценить все, что дает Б-г, благодарить за работающие руки и ходячие ноги (если это тебе дано), по мере возможности убивать все мысли о плохом настроении, не концентрироваться на негативе, думать о том, что жизнь — лучшее, чем мы незаслуженно богаты…

Когда в последние годы Николая Караченцова показывали по ТВ, кто-то говорил: “Зачем это делают?” Но Люда, которая принимала решения, считала необходимым не скрывать и говорить о беде, продолжая искать средства для спасения, не опуская рук в течение 13 лет. Мне кажется, что этот ее подвиг в трагической повседневности многому научил тех, кто хочет и может учиться жить по-человечески. Аминь».

Инна Кравченко, журналист:

«Мы дружили, когда я была в театре на студенческой практике (Кравченко закончила театроведческий факультет ГИТИСа. — Прим. “Москвич Mag”). Ну, то есть как дружили: я, как и все вокруг, была без ума от его харизмы и таланта, а он общался со мной отечески и по-доброму, звал по имени-отчеству. Как-то нашел меня, обессиленную после сдачи крови, в бесконечном подземном коридоре “Ленкома”, потащил в буфет, кормил сырниками, чтобы привести в норму. Дал денег, когда в “Елисеевском” у меня вытащили кошелек со свеженькой стипендией. А счастье от того, что и как он делал на сцене — фантастический темперамент, отточенные движения, обертона голоса — останется со мной навсегда. Господи боже мой, найди ему лучшее место в своих полях!»

Олег Долин, актер, режиссер:

«Умер Николай Петрович Караченцов. Он был настоящий, ни на кого не похожий, с такой судьбой, с этой ужасной аварией… Никогда не забуду ни монолог его Джефферсона Хоупа из “Шерлока”, ни его первое появление в ленкомовском “Тиле” за руку с Чуриковой…  Тот спектакль, вообще, много чего определил во мне самом. Конечно, все сейчас в первую очередь вспоминают его лирические образы, а у меня в голове всегда и сразу всплывает Караченцов-эксцентрик, и эта дивная серенада (ария Рикардо из фильма “Собака на сене”. — Прим.“Москвич Mag”). Вечная память».

Кристина Богачева, фотожурналист:

«В 2014 году я работала штатным фотокорреспондентом в газете “Московская правда”. Редакция была очень дружна с семьей Николая Караченцова и активно помогала в организации и освещении 70-летнего юбилея актера. 26 октября четыре года назад в зале “Ленкома” получился искренний и по-настоящему домашний вечер. Помню, как зал наполнился, все общались и ждали главного героя… И тут распахиваются двери, входит Николай Караченцов со своими родными и его встречают долгими и громкими аплодисментами. По коже пробежали мурашки.
Я фотографировала весь вечер, где-то на жестком диске еще лежит папка с фото. А этот кадр у меня всегда под рукой, потому что именно тут Николай Караченцов получился таким, каким он был в тот вечер. С бодрым настроением и озорством в глазах. Потрясающие воспоминания.  Светлая память».

Ровшан Аскеров, знаток клуба «Что? Где? Когда?», журналист:

«Году эдак в 1991-м Николай Караченцов снимался параллельно в двух фильмах: “Чокнутые” и “Дура”. А потому разрывался между двумя съемочными площадками, не всегда вовремя поспевая к началу мотора. И часто директор одной студии в поисках артиста звонил в другую студию и между съемочными бригадами происходил примерно такой диалог: “Алло, это чокнутые? Вам дура звонит. Николай Петрович не у вас?”».

Фото: Геннадий Прохоров/ТАСС