search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: стюардесса Мария Макарова

, 2 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: стюардесса Мария Макарова

Я бортпроводник в компании «Аэрофлот» вот уже два года. На внутренних и международных рейсах.

До этого я работала визовым менеджером, а затем в наземном офисе аэропорта. Потом я уволилась, аэропорт стал сниться мне по ночам. Я поняла, что нужно возвращаться в гражданскую авиацию. Но уже в небо.

К такому решению я пришла очень осознанно. У меня было много пунктов, которым должна соответствовать моя идеальная работа. Например, частые командировки и возможность отключать телефон. Оставаться без связи и спокойно заниматься своими делами. В итоге все кусочки сложились в единый пазл, и я пошла учиться на бортпроводника.

В учебе было много интересных вещей. Больше всего, пожалуй, поначалу удивляло, сколько мелочей мы не замечаем, будучи обычными пассажирами. И даже не представляем, какие знания и умения необходимы бортпроводнику.

Свой первый полет я помню очень хорошо. Тогда я еще проходила обучение, и у нас были стажерские рейсы. Без формы. Просто белая рубашка и юбка. Мы летели в Минеральные Воды. Был декабрь, ветрено, и нас при посадке сильно раскачивало. Я волновалась. Командиром корабля тоже была женщина, и у нее это тоже был первый рейс. Вроде бы ничего особенного, но это мне сильно запомнилось.

Вообще я еще в 18 лет поняла, что боюсь летать. Но достаточно часто путешествовала, так что летать все равно приходилось. А когда приняла решение стать бортпроводником, пришлось этот страх проработать. Сейчас я понимаю, как ведет себя самолет, когда снижается или, наоборот, набирает высоту. Мне комфортно на борту так же, как, например, в автомобиле или автобусе.

А первое время я даже не всегда понимала, что нахожусь на борту самолета. Было ощущение, что я просто заходила в офис, делала свою работу и уходила.

Есть мнение, что те, у кого профессия связана с небом, очень суеверны. Отчасти это так. У меня есть одна привычка, которую я вынесла с работы и которая раздражает моих друзей. Я никогда не говорю слово «последний». Только «крайний». Даже в переписках не могу по-другому. Лучшая подруга всегда закатывает глаза, когда слышит это слово.

Главное для бортпроводника не любовь к небу, а любовь к пассажирам. Я очень радуюсь, когда у нас завязывается эмоциональная связь. Как-то на моем рейсе летела пожилая пара. Мы немного разговорились. Женщина оказалась директором школы, а я по первому образованию тоже педагог. Когда эта пара выходила из самолета, женщина аккуратно взяла меня за локоть и сказала: «Мы вас так полюбили». Ради таких моментов и стоит делать свою работу.

Всегда очень сильно волнуюсь, когда человек на борту плохо себя чувствует. Например, когда ему тяжело дышать. Или когда на борту беременная девушка, и у нее какие-то трудности. В такие моменты сознание очень сильно активизируется. Все твое внимание сразу направлено на этого человека.
Есть одна вещь, которую, как мне кажется, понимают не все пассажиры. Особенно те, которые боятся летать. Мы на борту для того, чтобы решать все их проблемы. Мы готовы поддержать и помочь им в любой ситуации. Даже если потребуется просто держать за руку во время полета.

Фото: Варвара Филиппова 

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru