, 4 мин. на чтение

Это мой город: Александра Маринина

, 4 мин. на чтение
Это мой город: Александра Маринина

О доме как главном месте жизни, мечте погулять по зимним бульварам и нелюбимых обстоятельствах.

Я родилась…

Во Львове, а детство прошло в Ленинграде. Мы жили на улице Маяковского, на доме висела мемориальная табличка: «Здесь в XIX веке жил Анатолий Федорович Кони, юрист и литератор». В Москву переехали в 1971 году, когда мне было 14 лет. Сначала жили на Сиреневом бульваре, недалеко от станции метро «Щелковская», мои родители снимали там квартиру, пока ждали жилье от МВД. Именно поэтому в районе «Щелковской» я поселила персонажа моих книг Настю Каменскую.

В 1973 году родители переехали на улицу Дубки, рядом с Дмитровским шоссе, и там я жила до переезда в свое первое отдельное жилье в Красносельском районе. В Дубках до сих пор живет моя мама.

Сейчас живу…

В Красносельском районе, примерно на полпути от трех вокзалов до парка «Сокольники». Когда я впервые здесь оказалась — это было в 1995 году, — то даже не поверила, что это центр Москвы, хотя прекрасно знала, что нахожусь совсем рядом с Садовым кольцом: настолько все было убого и запущенно. Мы с подругой тогда должны были зайти в турагентство, расположенное в помещении бывшей библиотеки, возле моста между Краснопрудной и Русаковской улицами, и наш проход от станции метро «Комсомольская» до этого места сильно нас удивил. Мы обе шли с работы, голодные, хотели перехватить хотя бы бутерброд и чашку кофе, но ничего не нашли, кроме, собственно, вокзального буфета. Дома выглядели обшарпанными и какими-то беспризорными, хотя и сталинки, то есть должны были смотреться солидно. Вывески доморощенные, кругом грязь и запустение.

Когда через два года появилась возможность купить квартиру в этом районе, я заколебалась: очень уж странные впечатления у меня остались. Но тем не менее мы с мужем переехали сюда и не пожалели ни разу, с первого взгляда влюбились в наш Красносельский район. В то время это еще был район старой застройки, очень много зданий XVIII–XIX и начала XX веков, тихо и довольно малонаселенно.

Потом, с течением времени, началась интенсивная застройка, появились многоэтажные башни, развилась инфраструктура: открылись магазины, кафе, рестораны, отделения банков — все в шаговой доступности. Но все равно сохранились прелестные тихие дворики между домами, рассыпанными по многочисленным Красносельским переулкам, там чудесные газоны с пышной зеленью и цветами, детские площадки, тихо и малолюдно. Мы туда каждый день ходим по вечерам с собакой.

Мест, которые давали бы мне силы и вдохновение, в Москве нет, но их нет нигде. Просто я так устроена. Главное место моей жизни — это мой дом, моя квартира, из которой я бы не выходила неделями, если б не пес.

Люблю в Москве…

Камергерский переулок. Если я иду по Камергерскому, значит, сегодня — театр! Мой любимый МХТ имени Чехова! Сегодня у меня праздник! И радостное чувство возникает автоматически, едва я сворачиваю с Тверской в Камергерский, даже если театра в этот день нет.

Совсем не люблю в Москве…

Мест, которые я «совсем не люблю», в Москве нет. А вот обстоятельства — есть. Не люблю бесконечные переделки-перестройки тротуаров, из-за которых ни пешеходам не пройти, ни машинам не проехать нормально. Пару лет назад таким образом переделывали улицы в самом центре, внутри Бульварного кольца, а мне понадобилось в магазин, расположенный на Петровке. Я прокляла все на свете!

Место в Москве, куда все время собираюсь доехать, и не могу…

Каждый год мы с мужем, проезжая зимой по Бульварному кольцу, говорим друг другу: «Смотри, какая красота, нужно как-нибудь приехать сюда вечером и погулять по бульварам». И вот так ни разу и не выбрались. А ведь зимой там такая яркая иллюминация!

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Честно говоря, в Москве ничего не лучше. Правда, значительно чище, чем в Париже, это правда. Парижская грязь и замусоренность меня поразила еще в 1996 году, когда я впервые туда приехала, а ведь Москва в те годы была далеко не в лучшем состоянии.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Стало чище и уютнее, повсюду появились хорошо оборудованные детские площадки и ухоженные газоны. Стало больше многоэтажных башен в историческом центре, что не очень радует. Возникли жуткие проблемы с парковками, но зато благодаря этому стало существенно меньше пробок. Попытки озеленения центра, правда, выглядят весьма сомнительно, но хочется надеяться, что когда-нибудь найдут правильное и грамотное решение.

Хочу изменить в Москве…

Плохо сделанные тротуары с огромными глубокими лужами, плохо подобранные и неумело посаженные деревья, цветы и кустарники. И еще хотелось бы изменить отношение москвичей к приезжим. Ксенофобия ужасно раздражает. Но для этого хорошо бы, чтобы и приезжие изменили свое отношение к нашему городу.

Мне не хватает в Москве…

Мест, где можно посидеть на улице за чашкой кофе и сигаретой: борьба с курением достигла своего «апофигея» на грани маразма, и в результате целое поколение людей оказалось в положении изгоев. Да, не будем курить в помещениях, согласна, но когда в центре города запрещают курить за столиками, расположенными на улицах, чего нет нигде в Европе, это вызывает оторопь.

Москва в моих книгах…

Это почти всегда место действия. Москва того года, когда происходят события, описанные в романе. По моим книгам можно отчетливо представить, как менялся город с 1993 года и по сегодняшний день. Но есть в моих произведениях и Москва 1950-х, 1960-х, 1970-х, 1980-х…

Новая книга «Горький квест»

Это детективная драма, где молодые люди, родившиеся намного позже распада Советского Союза, оказываются в искусственно воссозданных условиях 70-х годов XX века. Эта книга частично о Москве 1970-х годов. Поскольку это годы моей юности и молодости, я все очень хорошо помню и постаралась передать эти воспоминания в тексте.

Первый том трилогии Александры Марининой «Горький квест» уже в продаже в книжных магазинах, второй и третий тома появятся в течение сентября. Ближайшая встреча с автором: 11 сентября, 18.00 в магазине «Молодая гвардия» на Полянке.

Фото: из личного архива Александры Марининой