, 4 мин. на чтение

Это мой город: совладелица сети Jean Louis David Татьяна Рогаченко

, 4 мин. на чтение
Это мой город: совладелица сети Jean Louis David Татьяна Рогаченко

О бабушках с цветами у метро и хлебе с корочкой, о прогулках в Нескучном и о том, что значит «причесывать настроение».

Я родилась…

Очень далеко от Москвы — на Дальнем Востоке. Там же закончила школу, а затем приехала в Москву поступать и живу здесь уже более 30 лет.

Я живу…

Я всегда жила в центре. Когда-то на Тишинке, там сейчас живет моя мама, потом в Романовом переулке, а сейчас на набережной Тараса Шевченко.

Любимый район…

Мне нравится мой район. Много лет назад, проезжая по набережной напротив дома, где я сейчас живу, я смотрела на него и мечтала оказаться его жительницей. Мысли материализуются! Здесь очень просторно, близко к реке и к Воробьевым горам.

Нелюбимый район…

Думаю, шоссе Энтузиастов. Хотя никогда там не жила, но, оказываясь в этом районе, всякий раз радовалась, что не имею к нему никакого отношения.

Я гуляю…

Я очень люблю прогулки и спорт на открытом воздухе. Поэтому меня можно встретить с палками в Нескучном, на пробежке или прогулке на Воробьевской набережной или в Лужниках. Буквально вчера прошла 12 километров. К сожалению, я не катаюсь на велосипеде, только если где-нибудь в деревне. Но мне нравится видеть велосипедистов на набережной. Как раз вчера задумалась: не присоединиться ли?

Место в Москве, куда я обязательно доеду…

Давно собираюсь на ВДНХ и в Царицыно.

Мой любимый ресторан…

Сложно выбрать любимый ресторан в Москве, которая на глазах становится гастрономической столицей мира. Я очень люблю Semifreddo и хожу туда с самого открытия. Мне близок по духу Владимир Мухин и нравятся рестораны, в которых он работает шефом. И «Белый Кролик», и Chef’s Table в Смоленском. Люблю японский Fumisawa Sushi Новикова и «Большой», особенно после Большого. Но, пожалуй, сегодня мои сердце и желудок принадлежат…Усачевскому рынку. Обожаю!

Мне не нравится в Москве…

Неприветливость прохожих, их угрюмость и нежелание улыбаться. Мне не нравится, когда грязно. Хотя надо отметить, что Москва, по крайней мере центр города прекрасен и чист, но когда я вижу мусор, мне становится обидно. Между прочим, мне не нравятся мусорные урны у скамеек. И я не понимаю, почему их продолжают ставить именно так. Ведь когда человек отдыхает на скамейке, он хочет удовольствия, а не помойки под боком! Мне бывает грустно наблюдать чрезмерное количество рабочих из Средней Азии. И мне очень больно видеть то, во что превратили Красную площадь.

Мне не хватает в Москве…

Бабушек, продающих цветы у метро. Небольших рынков с местными продавцами, которые привозили бы свою продукцию, а не перекупную. Мне не хватает хлеба с корочкой, который я покупала в лавке при Хлебозаводе имени Зотова. Мне хочется вернуть площадь у Павелецкого вокзала вместо нынешнего страшного долгостроя. Мне хочется, чтобы Москва не потеряла своей аутентичности и шарма.

Мое главное достижение как игрока индустрии красоты…

Не знаю, как и сложить песню о том, как много, мне кажется, я достигла. Я возглавляла Hermitage — в свое время крупнейшего дистрибутора селективной парфюмерии и косметики. Выводила на российский рынок такиe бренды, как Calvin Klein и Shiseido, перезапускала Lancôme. У меня была самая сильная команда на рынке. Я имела возможность видеть многих гуру — нет, ГУРУ! — бьюти-бизнеса. И привела на рынок крупнейшую в мире французскую сеть салонов красоты Jean Louis David. Горжусь и тем, как писала статьи и колонки, привозила и привожу в Москву и другие города специалистов с мировыми именами… В общем, горжусь званием одного из двигателей нашего сегмента.

Москвичи сегодня ходят в салоны красоты, чтобы…

Как и жители всех других городов мира, чтобы стричься, красить волосы, делать маникюр и педикюр, макияж и процедуры ухода за лицом и телом. Знаете, я помню, как совсем юной девушкой мне довелось стать клиенткой тогда суперзвездного салона «Волшебница» — впоследствии это был первый салон Jacques Dessange на Тверской-Ямской. Вот это была настоящая ярмарка тщеславия! Сегодня чистое тщеславие как повод пойти в салон, пожалуй, в прошлом. Салоны открываются и закрываются, клиенты становятся более разборчивы и не хотят больше терпеть московские пробки, выбирая тех, к кому путь недолог. Москвички (и вообще все российские женщины) знают, что они самые красивые, любят себя и свое время и без колебаний меняют салоны исходя из того, где лучше слушают и чаще превосходят ожидания.

…а мы приглашаем москвичей, чтобы…

Знаете, я никогда не хотела иметь салон красоты. Никогда! Но, как говорится, хочешь рассмешить Господа Бога — расскажи ему о своих намерениях. И вот я открыла первый салон. И сказала сотрудникам, что мы должны причесывать настроение! С тех пор я не перестаю это повторять, потому что люблю своих клиентов и хочу, чтобы эта любовь была взаимной. Мои принципы ведения любимого бизнеса основываются на безусловном приоритете качества, которое у нас и в высоком профессиональном уровне всех ребят, и в классной обстановке, и в идеальной чистоте, и в радостных улыбках. И, конечно, у нас всегда отличные новинки. Сейчас мы эксклюзивно запустим линию для волос Sisley, новую антивозрастную линию Valmont и «двуликую», очень французскую и очень секси осенне-зимнюю коллекцию Jean Louis David, которая буквально так и называется — Double Je.

Самое сложное в моей работе…

Выбор сотрудников и работа с ними. Человеческий фактор!

Лучший отзыв, который я когда-либо слышала…

Jean Louis David is always a good idea! (Jean Louis David всегда хорошая идея!)

Татьяна Рогаченко в этом году отмечает личный профессиональный юбилей — 20 лет в парфюмерно-косметической индустрии. Одновременно исполняется и 10 лет первому московскому салону Jean Louis David.

Фото: из личного архива Татьяны Рогаченко