, 1 мин. на чтение

Московские наркоманы стареют, считают в департаменте безопасности

, 1 мин. на чтение
Московские наркоманы стареют, считают в департаменте безопасности

Люди за сорок стали чаще употреблять наркотики, чем молодежь — она-то поумнее.

Московский наркоман постарел. Нет, не конкретный и от употребления, а среднестатистический и бог знает от чего. В общем, смотрите на эту новость, как хотите: департамент безопасности Москвы, ссылаясь на данные исследования специальной комиссии, отмечает — люди от 20 до 35 стали употреблять наркотики реже на целых отрадных 8%, а вот люди от 40 до 59, наоборот, стали делать это чаще почти на 7%.

Во-первых, удивительно, что люди за 40, употребляющие наркотики, вообще дожили до этих лет. Если не употребляли и в таком возрасте додумались начать, то, видимо, нажили не много ума; согласитесь, это не самый умный способ распорядиться своей жизнью. Судя по этим возрастным характеристикам, употребляют они не от ненужного тинейджерского любопытства, а от взрослой безысходности и возрастного кризиса. Хотя законченные наркоманы иногда, увы, и в 25 выглядят на все 40.

Впрочем, глаза видят другое. Наркомания в городе все чаще атакует молодых — достаточно прогуляться по Китай-городу и Чистым прудам вечером в выходные, чтобы увидеть именно молодых людей, чье опьянение скорее всего не только алкогольное. Граффити и настенная реклама незаконного содержания появляются раньше, чем коммунальные службы и полиция успевают их закрашивать. Те из нас, у кого во дворах драгдилеры делают «закладки», знают, что ищут их, как правило, тоже люди молодые. Впрочем, возможно, наркоманы за 40, которых стало больше, просто сидят по домам.

Интересно, что департамент здравоохранения при этом отчитывается о снижении количества отравлений наркотиками, то есть передозировок, и увеличении количества прошедших реабилитацию. При этом все родители подростков знают, что буквально пару недель назад почти во всех школах города прошли проверки — учеников средних и старших классов добровольно-принудительно отправили сдавать анализы. Родителям, которые воспротивились такому контролю, пришлось писать письменные отказы от проверок. Репрессивными методами и подозрительностью можно сделать меньше, чем человеческим и внимательным отношением: наркотики — зло, наркомания — болезнь, наркоман — человек, нуждающийся в медицинской помощи.

Фото: Duffy/Getty Images