, 2 мин. на чтение

Атака на церковь «По воле божьей» Франсуа Озона: последствий секс-насилия столько же, сколько и людей

, 2 мин. на чтение
Атака на церковь «По воле божьей» Франсуа Озона: последствий секс-насилия столько же, сколько и людей

Есть как бы три Франсуа Озона. Один — эпатажный хулиган, 20 лет назад ворвавшийся в кино с яростной критикой буржуазного общества («Крысятник», «Криминальные любовники»). Второй — респектабельный наследник большой европейской кинотрадиции («Под песком», «Франц»). И третий — «крепкий ремесленник», легко управляющийся с жанром эротического триллера («Молода и прекрасна», «Двуличный любовник»).

В новом фильме режиссера, получившем Гран-при последнего Берлинского кинофестиваля, мы открываем для себя нового Озона, в котором слегка намешано всего перечисленного, но больше всего «По воле божьей» (в кинотеатрах с 29 апреля) напоминает почти документальное и подробное расследование (картина основана на реальной истории) в духе журналистской драмы «В центре внимания».

Женатый, с пятью детьми банковский консультант из Лиона Александр Герэн (Мельвиль Пупо) вдруг узнает, что домогавшийся его 30 лет назад священник отец Бернар Прейна (Бернар Верли) жив-здоров и работает неподалеку, в том числе и в непосредственном контакте с детьми. Благочестивый католик Александр начинает ходить по церковным инстанциям и доходит до кардинала Барбарена (Франсуа Мартуре), который явно спускает дело на тормозах, а своему подчиненному Прейна просто грозит пальцем и ограничивается абстрактным публичным осуждением педофилии.

Жаждущему справедливости и искупления Александру ничего не остается, как написать заявление в прокуратуру Лиона. Там оказывается, что по делу отца Прейна 30 лет назад уже существовала жалоба от родителей другого мальчика, Франсуа Дебора (Дени Меноше), который вырос в крупного громкого мужчину и, после того как всплыла старая травма, снова готов бросить вызов монстру, когда-то чуть не испортившему ему жизнь. Франсуа находит других таких жертв (святой отец в 1980-х был крайне сексуально невоздержан), идет к прессе и организует общество «Свободное слово», целью которого становится наказание Прейна. Но церковь начинает вести себя как закрытая корпорация и апеллировать к истечению срока давности, так что конкретное дело вдруг приобретает общую антиклерикальную направленность.

Статья о новой организации попадается на глаза третьему герою, Эмманюэлю Томассину (Сванн Арло), который тоже винит Прейна в своих жизненных неудачах. Озон плавно переходит от первой истории ко второй и потом к третьей. Это разделение фильма на три части, которые сходятся к финалу, позволяет режиссеру показать, какими разными могут быть последствия сексуального насилия в детстве. Отношения Александра с набожными родителями были испорчены навсегда после того, как он им признался (только в 17-летнем возрасте), а они предпочли замолчать его травму, чтобы «как бы чего не вышло».

Для Франсуа Дебора неприятные воспоминания стали причиной его отдаления от старшего брата, которую он даже не пытался сформулировать, и его возрастающей неприязни к религии вообще. Эмманюэль Томассин так далеко даже не думал — он просто пытался выжить в мире, который его не принимал, и не знал, как объяснить себе причину эпилептических припадков и проблем с женщинами.

Озон снял фильм не столько о педофилии в рядах католической церкви, сколько о возможности близких людей слышать и понимать друг друга. Старая травма заставляет героев представить, какой была бы их жизнь, не встреть они 30 лет назад педофила там, где меньше всего этого ожидали. И режиссер показывает эти поиски и сожаления как попытку ответить на вопрос «А что такое мужественность вообще?» Способность говорить и поступать открыто и называть вещи своими именами? Умение брать на себя ответственность? Или замалчивание проблемы, как делают отцы Александра и Эмманюэля и вообще мужчины старшего поколения? Без этих нюансов и вопросов, которые не всегда дают устраивающий всех ответ (даже само оригинальное название фильма означает и «по воле божьей», и «слава тебе, Господи»), перед нами был бы просто «Покидая Неверленд 2».