, 8 мин. на чтение

Было — стало: «Зарядье» и «Москва-Сити»

, 8 мин. на чтение
Было — стало: «Зарядье» и «Москва-Сити»

В конце нулевых и начале десятых была решена судьба двух очень разных городских мест, которые теперь объединяет одно — непрекращающиеся споры об их значении для Москвы.

Гостиница «Россия» — парк «Зарядье»

После войны здесь должна была появиться восьмая высотка. Но построили «Россию», которую потом даже включили в Книгу рекордов Гиннесса как самую большую в мире гостиницу. «Россия» была снесена в 2006–2010 годах, а на ее месте хотели сделать парламентский центр, где бы уютно разместились Совет федерации и Госдума, но в 2012 году решили, что это все-таки должен быть парк.

 

 

Сeргей Никешкин

архитектор

Безусловно, это феноменальный опыт создания общественных пространств в Москве, который достоин всяческих похвал, уважения и даже восторга. Парков такого уровня в столице очень не хватает. На месте снесенного коммерческого объекта удалось создать благоустроенное зеленое пространство, органично вписавшееся в исторический контекст, с развитой общественной функцией, многослойностью смыслов и аллюзий. Очень жаль, что подобная практика не была реализована в ситуации с гостиницей «Москва», на месте которой построили здание, похожее на снесенное. А можно было бы реализовать столь же качественное и творчески насыщенное пространство, как парк «Зарядье».

 

Илья Заливухин

архитектор

Мне нравилось, когда вместо «Зарядья» была гостиница: там могло остановиться и находиться в центре Москвы много людей, и цены были доступные. Сейчас таких дешевых больших гостиниц в центре нет. Гостиница «Россия» мне нравилась функционально, в современном мире это очень важно — не понятие красоты, а функциональности. Так что я бы не стал ее ругать и говорить, что это «вставной зуб». Кстати, парки тоже должны быть не ради красоты, а ради функциональности. Мне нравится и парк «Зарядье»: он сделан качественно, по очень хорошему проекту, современно — это однозначно. Его появление здесь было абсолютно неизбежно.

К тому же ситуацию с парком можно развивать дальше. Например, там мог бы появиться пешеходный мост, который свяжет Китайгородский проезд, филармонию и территорию Замоскворечья. Был бы такой пешеходный маршрут: чтобы можно было не просто дойти до парка и вернуться назад.

Вообще изменения в городе — это нормально. Город будет меняться, Москва сто лет назад выглядела совершенно по-другому. Представляете себе, сто лет назад столица была в Санкт-Петербурге, который в 1918 году был больше Москвы — там жили 2,5 млн человек, а в Москве — 1,7 млн человек. И за эти сто лет Москва сильно поменялась, население увеличилось практически в 10 раз. Это первое. Второе — в мире, в принципе, сейчас происходит бурное развитие населения, оно возрастает по экспоненте: уже более 7 млрд человек. Активно растут города Африки и Азии, растут даже города Европы и Лондон. И Москва растет. Представить себе, что будет с Москвой через 50 лет — и все эти изменения, которые мы сейчас обсуждаем, покажутся довольно небольшими.

Николай Малинин

архитектурный критик

Конечно, гостиница «Россия» была совсем не лучшим решением для этого места в силу своей масштабности, монотонности и довольно плохой архитектуры. Автор Дмитрий Чечулин не был великим мастером. Он построил хорошее высотное здание в Котельниках, но в модернизме он не очень умел работать, и для центра Москвы это была катастрофа, поэтому снос «России» мы все дружно приветствовали.

А вот парк «Зарядье» — очень неоднозначная вещь. Когда я про него говорю, я делаю очень долгую раскладку на «за» и «против», и никогда не получается перейти ни в ту, ни в другую сторону. У меня по каждому параметру есть сильные аргументы. Это отражение нашего времени, в котором собрано много смыслов. То, что здесь парк — это, конечно, правильно, но он получился слишком амбициозным. Здесь должно было быть что-то более скромное и парковое в смысле зелени, травки и холмиков — то, с чего проект начинался. Здесь гораздо больше хотели сделать Хай-Лайн, чем получилось. Московская жадность себя показала. Понавыраставших домов (пусть даже культурного назначения) тоже слишком много, и они сжали это место. Поэтому получилась очень неоднозначная история, но слава богу, что все-таки парк, а не что-то другое.

 

Шелепихинская промзона — «Москва-Сити»

Раньше сюда даже полиция и скорая не рисковали приезжать: на территории промзоны творился беспредел. А примерно года с 2008–2009 это место превратилось во вполне европейский деловой район. При этом «Сити» до сих продолжает расширяться: через пять лет, например, здесь появится самая высокая башня Европы.

 

Илья Заливухин

архитектор

Я ничего не имею против высокоэтажных зданий. И даже за. Мне нравится, когда люди в городе могут жить компактно. Проблема «Москва-Сити» в том, что здесь изначально не было инфраструктуры: полноценного социального, транспортного, инженерного каркаса. По сути квартал «Москва-Сити» был построен без всего этого. Это просто здания, такой кластер, а я против кластерности: город в городе, район в районе. Если мы посмотрим на Сити в Лондоне, то увидим, что это продолжение сетки улиц: небоскребы являются точечной застройкой в развитой городской инфраструктуре. Из фостеровского «Огурца» люди выходят, идут по улице, заходят в кафе, дальше могут пройти, сесть на автобус или спуститься в метро. Лондонский Сити находится практически в городе в отличие от парижского Сити — Дефанса, изначально удаленного из города, что обрекло его на неуспех. Он планировался отдельным монофункциональным районом: все думали, что там можно будет только работать, а жить в историческом центре Парижа. Сейчас это все исправляется, добавляются апартаменты — необходимая жилая функция. Сама по себе идеология отдельного Сити не сработала: строить нужно, модернизируя существующий город. А исторический Париж в отличие от Лондона 2000-х не хотели в тот момент уплотнять. «Москва-Сити» — это не очень удачная копия парижского Дефанса, в которой к тому же нет крупного транспортного узла. Он был предусмотрен, но он до сих пор не возник. Две остановки метро и МЦК — это не то, что нужно такому проекту, как «Москва-Сити». Там должен быть крупный транспортный узел, через который будет проходить мощный удобный трафик скоростного общественного транспорта (ветка Шереметьево—Внуково, например). Этого пока нет.

Градостроители, городские планировщики должны мыслить системно. В «Сити» есть архитектура, она может кому-то нравиться, кому-то нет, но дело вообще не в этом. Современные города — это технологии. А раз так, то речь идет о том, есть ли там необходимая инфраструктура для возникновения такого Сити или нет. Это как золотые часы, которые наколдовал Хоттабыч, и Волька не смог ими пользоваться, потому что Хоттабыч не знал, что должно быть внутри у этих часов. То же самое с «Сити». Лужкову очень хотелось сделать Сити, как в Париже, и он эту картинку «наколдовал». Картинку! А внутри ничего не работает. Ни в коем случае нельзя было убирать парк, который был по проекту Бориса Тхора вместо возникшего там «Афимолла». Парк с озерами и лебедями. Если бы он там был, это был бы совершенно другой «Сити». Люди бы выходили из этих башен и попадали в мини-Центральный парк в Нью-Йорке. А сейчас в виде шутки на ТЦ «Афимолл» натянуты панели с изображением озеленения. Я так и вижу, как Лужков сказал: «Ну ладно вам, какой там парк, сделайте торговый центр, но фасады сделайте с зеленым орнаментом».

 

Сeргей Никешкин

архитектор

В целом и о самой локации, и о реализации этого глобального проекта ничего плохого сказать нельзя. Единственный негативный момент — отсутствие среди этих небоскребов полноценного открытого общественного пространства. Территория полностью урбанизирована, там расположен оживленный транспортный узел: пересадочные станции метро и МЦК, — и все маршруты ориентированы на подземное перемещение, а надземных четких структур и площадей нет. Кварталу «Москва-Сити» не помешал бы благоустроенный зеленый парк, в котором могли бы проводить время жильцы, офисные работники и посетители.

 

Андрей Яньшин

архитектор

Московский «Сити» был скандальным проектом в момент своего появления, и неудивительно: такой проект кажется на первый взгляд достаточно искусственным, рожденным на амбициях одного человека с целью поддерживать статус лидирующего города, у которого есть свой Сити — центр деловой активности.

Но, как ни странно, комплекс в конце концов сложился! Он гармоничен. Поздние объекты мне кажутся куда более удачными, чем первые, хотя руку к их созданию приложили выдающиеся архитекторы (Даниэль Либескинд — «Город столиц», Эрик ван Эгерат — «Меркурий»). Мне нравится «Око» — сложное, интересное по форме здание, практически скульптурная композиция из двух объемов, за счет своей формы оно выглядит по-разному с разных точек зрения: кажется, что башни в динамике расходятся под разными углами. Если бы все объекты были одинаковы, это было бы скучно, а то, что они разные — получился слепок истории, своеобразная выставка того, как развивалось российское высотное бизнес-строительство.

Очень хорошо, когда на месте карьера появляется активный район. Он важный, он поднимает статус прилегающих территорий. Отдельные объекты мне в нем не нравятся, а глобально он хорош. Это искусственное образование в городе, решение о появлении которого возникло не из логики развития, а из амбиций одного человека — городу такое далось не просто. В итоге город переварил, но на это ушло время.

При этом «Сити» создал новый ландшафт Москвы, то, как он меняет городской горизонт с разных точек зрения. Одна из моих самых любимых локаций для наблюдения — с Дорогомиловской улицы, рядом с Киевским вокзалом: внизу я вижу первый ряд, это сталинская застройка, а на заднем плане — силуэт «Сити», стеклянные глыбы. Из-за перспективы это кажется многоуровневым наслоением истории, мне очень нравится наблюдать эти контрасты.

Николай Малинин

архитектурный критик

К «Сити» у меня меньше всего претензий, потому что хорошо, что этот квартал отнесли от центра точно так же, как сделали когда-то в Париже. Архитектура у него достаточно банальная — такого мы много видели в каждом большом городе. Тот же парижский Дефанс будет поинтереснее. Смешно, что все эти скручивающиеся здания уже везде были, да вот взять хотя бы Калатраву. Тем не менее тут их повторили, то есть с точки зрения архитектуры все вторичное. Кроме того, «Сити» фонит — его отовсюду видно, стеклянное, плавающее в тумане месиво, но в любом случае то, что он так компактно собран и отодвинут от центра — это правильно.

Фото: Александр Чиркин, pastvu.com