, 1 мин. на чтение

«Частная война» напоминает, зачем нужна настоящая журналистика

, 1 мин. на чтение
«Частная война» напоминает, зачем нужна настоящая журналистика

О журналистах редко снимают байопики — нет ничего скучнее, чем смотреть на человека за лэптопом.

Но корреспондентка газеты Sunday Times Мэри Колвин, занимавшая свою должность целых два десятилетия — с 1992-го по 2012-й — исключение. «Должность» не точное определение работы Колвин. Скорее это образ жизни и зависимость. За 20 лет работы в газете она объездила все горячие точки на планете, от Косово до Ирака.

«Частная война» (в кинотеатрах — с 7 марта) снята на основе статьи другой журналистки, Мэри Бреннер, в Vanity Fair дебютантом в игровом кино, документалистом Мэтью Хейнеманом. Бэкграунд режиссера очевидно полезен для показа жизни военного корреспондента, но навредил фильму в целом — вся жизнь Мэри Колвин вне работы в горячих точках показана пунктирно, как будто в ее жизни, кроме добывания информации у беженцев и диктаторов, ничего не было. То есть фрагменты отношений героини с мужчинами есть, но все равно ее жизнь в Лондоне показана только на вручениях наград или за ужином с друзьями, где она, опять же, рассказывает о своей опасной работе.

Правда, Хейнеман одну важную сцену, многое раскрывающую в характере Колвин, все же не упускает. В «Частной войне» в основном показаны две ее важнейшие командировки — в Шри-Ланку, куда она поехала делать интервью с лидером тамильских повстанцев и потеряла левый глаз после разрыва гранаты, и ее эпохальный репортаж из сирийского Хомса, раскрывший факт бомбежки Асадом 28 тысяч мирных жителей. После потери глаза Колвин могла сидеть с друзьями и шутить, но Хейнеман снимает и сцену, в которой его героиня испытывает противоположные чувства — когда остается одна и, плача, смотрит на свое изуродованное лицо.

Получилось у режиссера показать и еще одну важную вещь. Грубо говоря, задача и талант любого журналиста сводятся к тому, что он знает, какому интересному человеку предложить рассказать свою историю. Колвин (сыгравшая ее Розамунд Пайк была номинирована на «Золотой глобус») отличалась от большинства других журналистов тем, что записанные ею рассказы меняли ход войн и истории вообще.

Фото: Russian World Vision