, 2 мин. на чтение

Это мой город: художник Дмитрий Морозов (::vtol::)

, 2 мин. на чтение
Это мой город: художник Дмитрий Морозов (::vtol::)

О необходимости ввести платный въезд в центр и о нехватке в Москве бесплатных бассейнов, блошиных рынков и хорошего фалафеля.

Я родился…

В Москве.

Сейчас живу…

Там же, где родился — так сложилось.

Люблю гулять…

Мое самое любимое место (это очень больная точка) — спорткомплекс «Олимпийский». Его решили реконструировать, обещали сделать только лучше, сохранив все фасады, но я увидел, что сейчас все рушат. Это типичная тема для советского модернизма. Как советский модернизм в свое время порушил старую Москву жесткими врезками, так сейчас поступают и с ним. Для меня это печально.

«Олимпийский» расположен в идеальной локации — на возвышенности. Это была советская утопия. Возможно, с ним связано детское романтизированное ощущение футуристичного мира.

Мой любимый район…

Мне больше всего нравится Самотека, я на ней живу.

В ресторанах…

Я хожу только в индийские рестораны. Если я хожу больше двух раз подряд в индийский ресторан, то все жидкости моего тела начинают пахнуть чили-перцем. Я испытываю от этого экстатическое удовольствие.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Измайлово.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Я думаю, что Москва радикально отличается от них тем, что у нас намного больше заведений работает в режиме 24 часа. Я не знаю ни одного другого города, который может с этим сравниться. Ни один другой город так не живет.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Москва стала аккуратнее. Это не может не радовать. Мне не нравится, что в Москве до сих пор не появился платный въезд в центр. Слишком много пробок.

Хочу изменить в Москве…

Я бы сделал больше парков. Нужно больше деревьев.

Мне не хватает в Москве…

Хорошего фалафеля! Бесплатных бассейнов. Еще не хватает блошиных рынков. Они есть, но достаточно скрытные. Легальные блошиные рынки — это круто. Был невероятный крутой блошиный радиорынок в Митино. Там пожилые бабушки и дедушки иногда продавали откровенный хлам, ржавые приборы, но среди этого иногда попадались настоящие бриллианты. Он просуществовал 20 лет до того, как его разогнали. Это трагедия.

Если не Москва, то…

Одесса. Там море.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В седьмом трамвае. Это лучшее, что есть в этом городе. Он идет от «Белорусской» до улицы Подбельского. Мне кажется, что это один из самых длинных маршрутов в Москве. Для меня он абсолютно универсальный и незаменимый. Если я лечу куда-то, я сажусь в него и доезжаю до Белорусского вокзала к «Аэроэкспрессу».

На нем я могу добраться везде, куда мне нужно. Без него я даже не могу уснуть — его стук слышно из моего окна.

На моей выставке в РОСИЗО-ГЦСИ на Зоологической улице…

Будет более двадцати работ, многие из них я специально дорабатывал в преддверии выставки. Также у выставки будет параллельная программа с лекциями, концертами и перформансами. А машина, которая предсказывает будущее — это Zoltan. Она ориентируется на активность людей вокруг инсталляции и с учетом изменения световой обстановки выбирает какое-нибудь изречение известного футуролога или мыслителя о будущем и печатает его. Предсказание можно будет даже забрать с собой.

Масштабная персональная выставка Дмитрия Морозова (известного в России и за ее пределами под псевдонимом ::vtol::) «TECHNE × vtol: Интерфейс происходящего» открыта в РОСИЗО-ГЦСИ на Зоологической улице до 29 сентября.

Фото: Валерий Незымаев