search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Как мою жизнь обогатило… скалолазание

, 2 мин. на чтение
Как мою жизнь обогатило… скалолазание

Раскинувшийся на все пределы морской пейзаж, слегка заходящее мягкое солнце, низкорослые сосны. Я прогуливалась по живописной тропинке крымской горы Кошка, когда услышала бодрый рык, раскатившийся эхом: «Йеее…. Это лучше, чем секс!» Подойдя к обрыву, глянула вниз. Точка в виде красной строительной каски медленно ползла вверх среди раскиданных огромных камней. Мой спутник пояснил, что это скалолаз, они тут все время лазают.

В Москве я отправилась на йогу в фитнес (тогда еще Zupre, теперь он называется «Мегаполис») на«Савеловской», где увидела объявление «Попробуй скалолазание!», пришпиленное к высокому веселому стенду. Хаотично навинченные разноцветные фигурки призывно мигали. Рядом прохаживались жилистые чуваки, увешанные стальными карабинами, и стройные девушки, растиравшие руки белым дымящимся порошком. Порошок они брали из специальных растаманских расцветок мешочков, привязанных к мускулистым девичьим спинам. Зависая на высоте десяти метров, они ловко закидывали руку назад, доставая порцию пыли. Небольшое белое облачко плавно опускалось, оседая на головы стоявших внизу скалолазов.

Я тоже захотела извалять руки в белом порошке. Мне выдали зеленый мешочек, а белый порошок назвали магнезией. Я влезла в обвязку (она же «беседка», она же «система») — конструкцию из прочных тканей, напоминающую трусы. Она-то и будет надежно держать, когда, пристегнутая карабином к страховочной веревке, я сорвусь или начну спускаться вниз. Я надела скальники — тапки-кроссовки, напоминающие пуанты, в них тоже стопа выгибается полукругом, тоже надо стоять на самых носочках, и они на два размера меньше твоего.

И я полезла. Каждый шаг – победа над собой. Надолго меня не хватило, на пятом шаге я запросилась вниз. Привычный к нытью инструктор мрачно сказал, что надо долезть до самого верха и что я смогу. Двенадцать метров, пятиэтажный дом! Это сколько же шагов? Я зависла на какой-то миллиметровой приступке, пытаясь схватиться за зацеп. Эти веселые разноцветные фигурки торчали из стены, но ухватиться за них было невозможно — пальцы скользили и съезжали. Я опять запросилась вниз, но инструктор увлеченно болтал по телефону. Я вспомнила про растаманский мешок за спиной. Быстро засунула туда руку. Белое облако полетело, словно поднимая меня вверх, и правда вроде полегчало. Я полезла дальше. Еще один шаг, бесконечная стена плющит и кружит голову. Потянулась к зацепу, повисла на руке, еще шаг. «Дыши!» — слышу снизу. Перед глазами маячит заветная перекладина, боже, как она далеко… Если я доберусь, то никогда больше… Никогда… Я не успела придумать, что никогда: руки уже вцепились в финальную перекладину, и я победно заорала: «Вниз!» Предварительно сообразив, что вниз лучше не смотреть.

Повиснув на веревке, растопырив руки и ноги, я за секунду съехала на землю и со слезами на глазах давай обниматься с инструктором! Переведя дыхание, догадалась, что теперь я другой человек. Человек-паук и Лара — расхитительница гробниц. Человек, обманувший время и преодолевший страх. Не уверена насчет секса, но лучше, чем йога-пилатес-бег-плавание — точно.

Через неделю я почувствовала, что пальцы желают во что-то вцепиться, а ноги становятся на цыпочки. И я вернулась на скалодром. А потом перешла на занятия два раза в неделю. Два раза в неделю эквивалент свободы очень помогает жизни в мегаполисе, открывает новые горизонты, а точнее, вертикали. Отношение к высоте стало другим, здания «Москва-Сити» измеряю в веревках, а высокие заборы (в Москве их предостаточно) вообще перестали существовать. Теперь я могу их запросто перелезть. Снять котенка с любого дерева не проблема, а залезть на ажурный балкончик — плевое дело. В общем, преград в городе для меня остается все меньше и меньше, пора отправляться на настоящие дикие скалы и проверить аксиому южного скалолаза.

Фото: ©«Скала сити»