search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Как 26-летняя девчонка 90 лет назад создала парк Горького

, 3 мин. на чтение
Как 26-летняя девчонка 90 лет назад создала парк Горького

Елена Семеновна Соболева, историк и главный экскурсовод парка Горького, которая работает в нем 26 лет, рассказала «Москвичу», как 26-летняя Бетти Глан стала первым директором парка Горького в 1928 году.

Парк появился так: после Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, прошедшей в 1923 году, осталась огромная территория, которую нужно было использовать. Архитектор Константин Мельников создал план парка, и в 1928-м ЦПКиО открылся. Вскоре директором была назначена молодая девушка, коммунистка Бетти Глан. Ей тогда было 26 лет.

Бетти родилась в 1903-м в Киеве, в интеллигентной еврейской семье. Девочка росла яркая, талантливая, занималась музыкой, успешно училась. Но имя ей досталось для того времени неподходящее — Бетти Наумовна Мандельцвайг, так что пришлось скрывать свои корни. Еще в 13–14 лет она познакомилась с мальчиком Гришей Козинцевым (он впоследствии стал известным режиссером), который как-то сказал ей, что прочитал книгу про капитана Глана и хочет взять себе такой псевдоним. Бетти сразу решила, что отныне это будет ее фамилия («А ты, Гриша, ищи себе другую»). В гимназии она подружилась с большевиками, была председателем революционного комитета учащихся и, как сама говорила, сбежала с двумя товарищами в Одессу от белополяков. Бетти работала в политотделе стенографисткой. Там с ней познакомился нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский. Он отметил ее образованность, знание языков и, наверное, красоту. Поэтому Луначарский предложил девушке поехать в Москву учиться дальше, тем самым определив ее судьбу. В Москве Бетти Николаевна закончила Высшие иностранные курсы, работала во французском отделе Коминтерна и вышла замуж за югославского революционера Милана Горкича.

Директором парка она стала после замужества. Бетти Николаевна была великолепным руководителем с очень хорошим вкусом. Ведь это надо было знать, кого привлечь, чтобы создать парк. Всю эту «могучую кучку» театральных художников, архитекторов: братья Стенберги, Эль Лисицкий, Константин Мельников, Александр Власов, Иван Жолтовский, Михаил Коржев. Она была прекрасным организатором, я бы сказала, креативщиком. Даже ее идея продавать на новогодних карнавалах бумажную атрибутику — это же ВИП-идея! Вход в парк стоил 10 копеек, а наборы на карнавалах она продавала за 10 рублей. Комплекты — жабо, колпак, очки, галстуки — разлетались мгновенно. Карнавалы начались в 1934 году. В 1937-м ее уже арестовали.

Она была прекрасным руководителем, замечательным организатором, имевшим, конечно, хороший административный ресурс. Если были какие-то сложности, естественно, ей было к кому обратиться за помощью: к Луначарскому или к супругу. Вращалась она в таком обществе, что ей везде давали зеленый свет. Но она ведь и создала конфетку. Уж если Герберт Уэллс так хорошо отозвался о парке: скептик в возрасте, настроенный не в пользу Советской России, даже он признал во время своего приезда в Москву в 1934 году, что парк — «комбинат культуры и фабрика счастливых людей».

«Когда я умру для капитализма и снова воскресну в советских небесах, то я хотел бы проснуться непосредственно в Парке культуры и отдыха».
Герберт Уэллс, 23 июля 1934 года

С Горьким у Глан было скорее политическое общение. Она его принимала, говорила на его языке, как и с Уэллсом. Горький был в парке всего четыре раза официально. Знаю, что они обменивались растениями. Парк дарил Горькому для его усадьбы рассаду по весне, а тот обязательно делился своей. Он любил цветы. Здесь ландшафтники делали его портрет из цветов с цитатами. Присвоив имя парку, надо было его отрабатывать, чтобы оно постоянно звучало. Парк же был агитационно-политической площадкой, а не только местом, предназначенным для культуры и отдыха. Главное было внедрить в умы масс лозунги советского периода.

Существуют две версии причины ареста Глан. Первая — по доносу, ведь в 1937 году расстреляли ее мужа Милана Горкича. Вторая версия состоит в том, что парк должен был посетить Сталин. Его приезда ожидали во второй половине дня. Поэтому в тот день с утра Бетти Николаевна, а она была молодой модной женщиной, пошла в парикмахерскую. Сталин приехал утром, а ее нет. Что там было на самом деле, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Пока мы с коллегами копались в архивах, обнаружили, что было репрессировано много сотрудников, например электрик и слесарь. Что они могли там сделать, чтобы их репрессировали? Какими полномочиями они могли обладать? Я не уверена, что они вообще были образованными. Конечно, сейчас все это кажется дикостью.

В 1955 году Бетти Николаевна была реабилитирована, работала в Союзе композиторов и Союзе театральных деятелей, была соавтором Международного фестиваля молодежи и студентов в 1957 году. Вела семинары для режиссеров массовых зрелищ. А в своей биографии Глан всегда писала, что с 1938-го по 1954-й (в годы ссылки) она была художественным руководителем парка Горького, то есть она не снимала с себя полномочия сотрудника парка и не хотела помнить о заключении.

Фото: директор парка Бетти Глан и Герберт Уэллс с сыном