search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

2 года и 4 месяца колонии — слишком суровый приговор пранкеру с «приступом коронавируса» в метро?

, 2 мин. на чтение
2 года и 4 месяца колонии — слишком суровый приговор пранкеру с «приступом коронавируса» в метро?

Шутки в интернете все чаще приводят к вполне реальным срокам. Вот на прошлой неделе задержали стендапера, который пошутил про русских, матрас и испражнения. Не отзвенело еще резонансное задержание видеоблогера Юрия Хованского — когда-то ему не повезло спеть песню про теракт на Дубровке, и теперь в ней нашли признаки оправдания терроризма.

Сегодня Пресненский районный суд приговорил пранкера Кароматулло Джаборова к двум годам и четырем месяцам лишения свободы. Он сидит в СИЗО с февраля 2020 года. В счет наказания зачтено пребывание в СИЗО. Благодаря закону «день за полтора» он выйдет на свободу через три недели. Статья — 213-я, часть вторая, хулиганство группой по предварительному сговору. Двое соучастников Джаборова — граждане России — находились под подпиской о невыезде и получили условные сроки.

Причина осуждения — розыгрыш в метро: еще до того, как ковид проник в Россию, Джаборов бросился на пол метро в конвульсиях, а его помощники по пранку стали кричать, что это «приступ коронавируса». Пассажиры в ужасе покинули вагон на «Улице 1905 года». Да, розыгрыш глупый, но срок как-то великоват, хотя суд и «дал по отсиженному». Учитывая максимальный срок за хулиганство (а максимум по этой статье можно сесть на 7 лет), почти оправдали. Быстрый поиск по базе судебных решений показывает, что и за некоторые насильственные преступления можно получить меньше.

Как же так вышло, что несчастный Кароматулло Джаборов провел за решеткой полтора года еще до приговора суда, то есть фактически считаясь ни в чем не виновным человеком? По общему правилу держать человека дольше двух месяцев под стражей нельзя, но ничего, кроме нескольких бюрократических препятствий, не мешает продлить срок содержания сначала до полугода, года и, наконец, полутора лет.

Между тем условия содержания в СИЗО суровее, чем в колонии, что пришлось признать даже российскому законодателю: с 2018 года день пребывания в следственном изоляторе считается эквивалентным дню в колонии строгого режима и полутора — в колонии общего режима и колонии-поселении.

Случай Джаборова показывает две проблемы российского правосудия. Во-первых, у нас очень любят долго держать людей в СИЗО, даже за ненасильственные преступления. Во-вторых, с советских времен Уголовный кодекс очень нездоровым образом относится к хулиганству: максимальный срок по первой части статьи составляет пять, а по второй — семь лет. Что означает, что формально Джаборов судим за тяжкое преступление. Но действительно ли то, что совершил пранкер, должно так называться?

Фото: Иван Водопьянов/Коммерсантъ/Fotodom