search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Александр Иванов, Новосибирск: Переосмысления пространств в Москве тиражируют по всей России

, , 4 мин. на чтение
Александр Иванов, Новосибирск: Переосмысления пространств в Москве тиражируют по всей России

Когда говорят про урбанистику, то часто благодаря 3D-картинкам представляют пешеходные улицы с плиткой вместо асфальта, по которым перемещаются счастливые люди со стаканчиками кофе. Или они сидят на лавочках, или за столиком кафе. При этом никто не работает и никто никуда не спешит. Понятно, что это стереотипы. Тем не менее часто именно эти стереотипы бездумно копируют в проектах по всей России.

Проект «Московские детали» издания «Москвич Mag» давал возможность увидеть и разобраться в том, что такое урбанистика, разобраться, как работают самые разные общественные пространства. Тем более что моими кураторами выступили архитектор бюро Wowhaus Михаил Козлов и историк архитектуры и градостроительства Александр Змеул, которые и показали сами пространства, и рассказали об их трансформации.

Первым в моем списке был парк Горького, с которого всего 10 лет назад и началась современная история урбанистических преобразований в Москве. К этому времени это был классический постсоветский парк культуры и отдыха, в котором из нового прибавилось разве число кафе и ресторанов, а все советское заметно обветшало. Дымящие шашлычные, не очень безопасные аттракционы и прокат лодок — вот, собственно, и весь набор, к тому же вход был платный. Никому в голову особо не приходило его посещать. Изменения здесь начались в 2011 году, с приходом нового директора парка Сергея Капкова, который затем возглавил департамент культуры Москвы. Именно с его деятельностью, а также с проектами бюро Wowhaus Дмитрия Ликина и Олега Шапиро во многом связана трансформация московских общественных пространств.

В парке Горького появились деревянные набережные со спуском к Москве-реке и прудам, уличная мебель — не только привычные скамейки, но и гамаки, лежаки, даже пуфы, а еще павильоны, в которых открылись не только кафе (заменившие пресловутые шашлычные), но детские, образовательные, спортивные секции. Потом здесь открылся Музей современного искусства «Гараж».

С Александром Змеулом на Даниловском рынке

Парк наполнился жизнью, событиями, впечатлениями, причем для самых разных возрастов и интересов. Конечно, в марте, который в этом году в Москве выдался невероятно снежным, трудно оценить эту жизнь. Последние несколько лет перед парком стоит не проблема привлечения посетителей, а, наоборот, сдерживания их потока, что решается за счет реконструкции районных парков и скверов. Ранней весной, блуждая среди сугробов высотой в человеческий рост, трудно оценить и представить эту жизнь. Но каток полон людей и доказывает, что жизнь здесь есть и летом, и зимой.

У парка Горького появилось продолжение — Крымская набережная. Собственно, набережная существовала и до этого, просто была занята автомобильной дорогой, теперь же стала переходной. Опять же по проекту бюро Wowhaus набережная полностью преобразилась — из асфальта забил фонтан, «выросли» зеленые холмы, наконец появился полноценный выход к реке. Здесь она не отделена автомобилями, как почти везде в Москве. Образ парка Горького и Крымской набережной стали тиражировать по всей России.

Другой пласт московской урбанистики — это реконструкция старых зданий, приспособление их под современные функции, наполнение новыми смыслами. Речь идет и о советской архитектуре, и о дореволюционной. Так, Даниловский рынок — красивое модернистское здание 1980-х с очень интересным куполом, из-за которого рынок иногда принимают за цирк. Даниловский, как и парк Горького, тоже стал первопроходцем. Из постсоветского рынка он превратился в современное общественное пространство с многочисленными продуктовыми лавками, кафе и ресторанами. Собственно, теперь рынок не просто про еду, а про эмоции — от приятного общения с друзьями в ресторане, новых гастрономических впечатлений, удачной покупки продуктов. Вроде бы это тот же рынок и тоже продуктовый, но под куполом Даниловского поменялось все — звуки, запахи, прилавки, люди. Самое время перекусить и осмыслить впечатления. Сегодня такой формат в Москве уже привычен, переделывают старые советские рынки, строят новые здания и называют их рынками, или фудмаркетами.

Еще один адрес — Центр дизайна Artplay, он занимает территорию и здание бывшего приборостроительного завода «Манометр». Artplay — это про архитектуру и дизайн интерьеров, здесь сидят архитекторы, дизайнеры, поставщики мебели, света, отделочных материалов, а также образовательные центры. Важно, что старые здания здесь сохранены и приведены в порядок, многие фасады получили яркие граффити. Кстати, индустриальные здания благодаря высоким потолкам и открытой планировке подходят для любых функций, от офисов до выставочных пространств, что, собственно, и демонстрирует Artplay. В прошлом году он первым в Москве получил статус креативного технопарка, и это не просто красивое название, а реально работающий механизм. Например, резиденты креативных технопарков могут претендовать на возмещение городским бюджетом денег, потраченных на оборудование. Кстати, именно здесь и находится бюро Wowhaus, архитекторы которого рассказывают мне о своем опыте проектирования общественных пространств.

Другое переосмысление старой структуры на еще более глобальном уровне — Московское центральное кольцо (МЦК). Это железнодорожная магистраль, построенная в основном для грузовых перевозок, и лишь в 2016-м после глобальной реконструкции по ней запустили пассажирское движение. Мы едем по МЦК, за окном в основном либо какие-то промзоны, склады, фабрики, либо стройки и новые здания. Запуск МЦК дал невероятный импульс развитию территории вокруг железной дороги, из маргинальной она превращается в современную и комфортную. Мы выходим на станции «Нижегородская», огромном транспортно-пересадочном узле, объединяющем линии метро и железной дороги. Это белоснежное футуристичное пространство, открытое всего год назад, напоминает аэропорт. Его архитектурный образ, как и облик других станций МЦК, разработал архитектор Тимур Башкаев. Это действительно тот общественный транспорт, которым хочется пользоваться: вместо холодной заплеванной электрички — современный комфортный поезд, вместо непредсказуемого интервала — поезда каждые несколько минут, вместо обшарпанного вокзала — современный транспортный узел.

Сегодня вокруг «Нижегородской» всего несколько зданий, но скоро здесь появятся и новые, в том числе высотка. У района невероятный потенциал, ведь во все времена именно в точках пересечения транспортных путей люди развивали свою жизнь. Так что урбанистика — это про город и людей, про сложные связи между ними, транспортные, эмоциональные, социальные, экономические. Конечно, Москва с ее огромными организационными и человеческими ресурсами может позволить себе реализовать амбициозные проекты, но надо понимать, что еще 10 лет назад почти ничего из этого не было. То, что я увидел — здание колхозного рынка, железная дорога в городе, парк культуры и отдыха, старая промышленная территория — это привычный набор для любого крупного и даже среднего российского города. Это едва ли не самый важный вывод из увиденного мной: возможно, в этих городах после Москвы такие пространства тоже будут переосмыслены. Пусть и в более скромной форме, но с не менее оригинальным содержанием.

Фото: @artplaymoscow, Петр Рахманов