, 4 мин. на чтение

Архитектор Илья Заливухин: «Мы до сих пор живем по сталинскому Генплану 1935 года»

, 4 мин. на чтение
Архитектор Илья Заливухин: «Мы до сих пор живем по сталинскому Генплану 1935 года»

Илья Заливухин — руководитель градостроительной компании «Яузапроект», член совета по территориальному планированию и градостроительству в Союзе архитекторов России, член Общественной палаты Московской области, куратор Междисциплинарного исследования «Анатомия города. Московская агломерация». По собственной инициативе он разрабатывает мастер-план столицы, стратегию ее пространственного планирования. Проект пока не принят, однако архитектор и урбанист сохраняет конструктивный оптимизм.

Когда вас увлек урбанизм? Еще в МАрхИ?

Ну да. Я учился в мастерской экспериментального учебного проектирования. Преподаватели Евгений Асс и Валентин Раннев учили нас думать пространственной типологией. Мне было интересно делать проекты развития городских пространств. Я исследовал города так же, как некогда зодчие ездили в Италию зарисовывать классическую архитектуру. В 19 лет поехал в Лондон, прошел его весь, район за районом. Потом были Берлин, Стокгольм. В 2007 году я участвовал в конкурсе на комплексный проект развития Минеральных Вод и Калуги. Побывал в Каннах, на MIPIM — самой влиятельной выставке в сфере недвижимости — и увидел там, как «продают» города, находят средства, чтобы эффективно их использовать для города.

И предметом ваших забот стала Москва. Когда?

В 2013 году НИиПИ Генплана Москвы поставил задачу разработки мастер-плана столицы. Я начал его делать. Потом руководство города к проекту охладело, но остановиться я уже не мог. И, поскольку мои соображения по поводу градостроительной модели стали известны журналистам, через пять лет я оказался в роли эксперта. В принципе, к московскому руководству, стройкомплексу я настроен позитивно. Но уверен, что все программные работы, ведущиеся в Москве, должны следовать стратегии развития города, мастер-плану московской агломерации. А такого нет. Посмотрите в интернете — не найдете! И в этом основная проблема. Это примерно так же, как строить небоскреб без единого комплексного проекта. Все действия разрозненны. Мы до сих пор живем по сталинскому Генплану 1935 года. И бесконечно строим новые районы.

Понятно, что в поле, где вчера гуляли козы, нельзя создать Город Солнца.

В 1970-е в мире закончился интенсивный путь развития за счет расширения города, в 90-е наша страна изменилась, появилась частная собственность. Количеством квадратных метров и размером города уже никого не удивишь. Надо менять качество. Нужна устойчивая модель города, а люди всегда селились там, где им будет хорошо.

Где же выход из ситуации?

Пока решение не будет принято первым лицом — ничего не произойдет. Необходимо продумать комплексную схему развития города, который, как здание, строился бы на фундаменте. Таким фундаментом может служить каркас: транспортный, экологический, инженерный, социальный и т. д. Но у нас Москва с Московской областью не могут договориться. Почему, например, мы останавливаем строительство метро именно здесь? Почему не можем дотянуть его до Химок, Мытищ, Красногорска?

Почему?

Тут проходит административная граница и заканчивается бюджет Москвы. В 2011 году было предложено: «Давайте сделаем Новую Москву, и тогда все проблемы решатся». Но уже тогда было понятно, что в поле, где вчера гуляли козы, нельзя создать Город Солнца. Общемировая практика: города развиваются за счет крупных транспортных узлов. Вдали от них нельзя строить многоэтажные дома. Надо сделать зонирование Москвы по плотности застройки, опять же, повторяю, относительно каркаса общественного транспорта, инженерных коммуникаций, социологических данных. Территория Новой Москвы по законам градостроительства предусматривает только малоэтажное строительство. Если здесь проложить, скажем, ветку наземного метро, то какой-то акцент возникнет.

Вот про наземное метро можно поподробнее?

Это тип внеуличного скоростного общественного транспорта, как в Париже и пригородах система RER или в Берлине электричка S-Bahn. Опять же, у нас принято решение пустить первые диаметры, ветку из Лобни в Одинцово к концу 2019 года. Но такие вещи нельзя делать быстро и частями! Нужно решать все комплексно, согласно единому плану. Я продвигаю идею скоростных дорог, чтобы освободить улицы, разгрузить город, связав районы и интегрировав их в городскую ткань. Мне говорят: «Хайвея в городе быть не должно». Город размером в сорок километров? Это уже не город — это территория Голландии. Зато куча денег потрачена на расширение улиц, а все равно город стоит. 

Вот вы считаете, что на периферии должна быть малоэтажная застройка. А в центре?

Считается, что в центре земля дорогая и там могут жить только богатые, избранные. Плюс этажность ограничена. Но я, к примеру, хочу жить в центре. Вот если есть кусок земли, отданный под парковку, почему бы там не поставить красивый небоскреб в сорок этажей? Конечно, это дорогое удовольствие, но все же будет дешевле пятиэтажного дома.

Сделать город разной плотности в центре внутри существующих границ — это напоминает работу с головным мозгом: любая ошибка, и происходит полное отключение организма.

Конечно, это фантазия. Никто мне не даст в пределах Садового кольца строить небоскребы. Ну еще лет двадцать. Вот строить между Садовым и Третьим кольцом — не вижу проблем. Это же не исторический центр. У нас есть прекрасные примеры: отель на Красных холмах в 43 этажа. Вы скажете, что это как в Нью-Йорке? Но Нью-Йорк — город с десятимиллионным населением, и он не такой старый, как Москва. Где вы еще видели старый город с населением 25 млн человек? У нас уникальная ситуация. Да, мы можем закрыться и сказать: сохраняем центр, а живем за МКАД, в спальных районах. 

А как же быть с памятниками истории и архитектуры?

Памятники уничтожать нельзя. Это понятно. Но мы живем в городе, в котором уже сейчас население 20–25 млн человек. Если мы будем отступать от памятников архитектуры и создавать десятикилометровые охранные зоны, то скоро окажемся за МКАД. В принципе, это уже произошло. Но для того, чтобы делать многоэтажное жилье в городе, надо все хорошо спланировать, чтобы оно не нарушало город, а, наоборот, его развивало. Строить многоэтажки в поле ума не надо, а вот сделать город разной плотности в центре внутри существующих границ — это напоминает работу с головным мозгом: любая ошибка, и происходит полное отключение организма.

Насколько я понимаю, вы предлагаете пересмотреть границы Москвы?

Да, я занимаюсь определением границ московской агломерации. Может быть, пора поделить Московскую область и отдать все Москве? Для меня главное, чтобы город работал, архитектура следовала за бизнесом. Очень важно сделать дифференциацию плотности застройки относительно транспортного каркаса, чтобы люди жили там, где есть метро, и не пользовались автомобилями. Есть законы, по которым развивается город, и они основаны на технологии. Важно продумать экосистему и, например, переходы для животных, чтобы даже в центре Москвы могли прыгать белки и зайцы, как, скажем, в Берлине.

Фото: из личного архива Ильи Заливухина