search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Бедная, пустая и небритая: Москва начинает приходить в себя после карантина и праздников

, 4 мин. на чтение
Бедная, пустая и небритая: Москва начинает приходить в себя после карантина и праздников

В понедельник 11 мая Путин официально объявил об окончании нерабочего периода, который длился в России с 20 марта.

Это, правда, совсем не значит, что с 12 мая вся страна, стосковавшаяся по суровым трудовым будням, в едином порыве вышла на работу, забыв как страшный сон полтора месяца самоизоляции, больше похожей на домашний арест в период победившей цифровой диктатуры. Дудки. Кого и в какой последовательности выпускать из дома — решать региональным властям. Собянин еще на прошлой неделе объявил, что пропускной режим и карантинные меры в Москве сохранятся (и даже ужесточатся) как минимум до конца мая. Хотя и не для всех. К работе после длинных майских праздников вернулись стройки и промышленные предприятия. Это почти 400 тыс. человек — около 3% столичных жителей (на самом деле, судя по утренним пробкам, речь Путина стала сигналом вернуться к работе для представителей и других отраслей).

Хотя и тут все зависит от того, с какой стороны посмотреть. Разрешить-то возобновить работу автосборочным, швейным и обувным фабрикам, а также производителям электроники (а именно в этих сегментах концентрируется столичная производственная активность) разрешили. Вот только имеет ли смысл большинству из них что-то производить — вопрос далеко неоднозначный. Взять те же одежду и обувь. Их продажи в апреле в Москве, по данным крупнейшего оператора фискальных данных «Платформа ОФД», рухнули на три четверти. В целом по стране все еще хуже — падение составило 90%. Покупать материалы и шить на склад в надежде, что когда-нибудь ситуация волшебным образом изменится, — чистое самоубийство. Особенно если учесть, что взаперти москвичам и москвичкам (последние склонны чаще обновлять гардероб) сидеть и дальше. А сидеть дома перед компьютером или телевизором можно и в старом, все равно никто не увидит.

Спрос на одежду, обувь и аксессуары начнет восстанавливаться еще очень не скоро. Снятие карантинных ограничений будет проводиться в три этапа. На первом смогут открыться небольшие непродовольственные магазины площадью до 400 кв. метров. В том числе и магазины, которые торгуют одеждой. Вот только открытие театров, музеев, галерей, клубов, ресторанов и прочих «мест массового скопления», в которые принято как-то специально одеваться, предусмотрено на третьем этапе, а сколько его ждать, даже Собянин сегодня с уверенностью не скажет.

Так что, получив возможность открыться, сделает это едва ли больше половины бутиков и сетевых магазинов. Значительная их часть арендовала площади в торгово-развлекательных центрах. А формат ТРЦ сейчас и вовсе повис на волоске. Владельцы крупной торговой недвижимости уже начали бомбардировать органы исполнительной и законодательной власти с просьбой отказаться от идеи разрешить торговым предприятиям в одностороннем порядке расторгать договоры аренды без штрафных санкций. Если это послабление для арендаторов вступит в силу, арендодатели грозят дефолтами на 2 трлн рублей. Кроме того, по их подсчетам, 6,5 млн человек отправятся прямиком за черту бедности. Но едва ли принятие или непринятие какой-то отдельной нормы поможет выкарабкаться что арендаторам, что арендодателям. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов уже прогнозирует снос ТРЦ и переход к «уличному» формату торговли.

И прогноз этот, скорее всего, сбудется. Обвал продаж в разных непродовольственных сегментах (исключение составляют разве что товары для дачи) вызван тем, что москвичам не только незачем обновлять гардероб или покупать автомобили, но и не на что. Доходы россиян с начала карантина упали, и к Москве, которая среди прочего специализируется на разнообразных сервисах для «гостей столицы», это относится в гораздо большей степени, чем к среднестатистической России. Потеряли изрядную часть дохода даже те, кому в соответствии с указом Путина о нерабочих днях должны были сохранить зарплату. Оклад-то им сохранили, но на голом окладе сегодня даже в госструктурах давно никто не сидит. Разнообразные премии и бонусы позволяют экономить на налогах, их-то работодатели платить и предпочитают. Вот только в кризис платить премии никто работодателя обязать не может.

О драматическом падении платежеспособного спроса, которое ставит под вопрос быстрое восстановление российской экономики после отмены карантина, сегодня говорят все, от правительства до оппозиции. Еще в начале апреля группа экономистов опубликовала на сайте «Либеральной миссии» доклад «Коронакризис-2020», в котором среди прочего содержалась рекомендация Сергея Гуриева выплачивать российским налогоплательщикам по 20 тыс. рублей в месяц в течение всего периода действия карантинных ограничений. Накопленных резервов для этого хватило бы с избытком, даже с учетом того, что правительство компенсирует выпадающие из-за низких цен на нефть доходы бюджета.

Но правительство от раздачи денег всем кому ни попадя отказалось под смешным предлогом, что страна пока не научилась печатать резервную валюту. Как ни стараются, все рубли из печатного станка выходят. Аргумент этот всерьез обсуждать сложно, поскольку раздавать россиянам «резервные валюты» никто и не предлагал. Поэтому Минфин продолжает трястись над накопленным в результате тотальной финразверстки последних лет полутриллионом долларов, а в США и Европе этих триллионов за последний месяц напечатали столько, сколько им было нужно для адекватной поддержки бизнеса и населения. И еще напечатают, если потребуется.

Впрочем, совсем уж без раздачи денег и в России все-таки не обошлось. Слишком уж популярная мера, чтобы так просто от нее отказаться. Так что Путин в последний момент объявил об единовременной выплате 10 тыс. рублей на ребенка семьям с детьми от 3 до 16 лет. Те, у кого дети выросли или пока не родились, судя по всему, должны и дальше сосать лапу.

Одним словом, Москва стремительно беднеет и пустеет. Все, кто мог уехать из города на дачу или в деревню, это сделали. Потребительское поведение стремительно меняется. Люди перестали не только одеваться, но и стричься. Пока вынужденно — парикмахерские и салоны красоты закрыты. Но и когда они откроются, прежнего потока посетителей ждать не приходится. Скорее уж в моду войдут длинные стрижки и бороды, которые многие успели отрастить за время самоизоляции. По мере углубления кризиса Москва начнет обратное движение по шкале времени в сторону «лихих девяностых» с обшарпанными зданиями и бедно одетыми людьми на улицах. С одним лишь отличием — тотальным контролем со стороны властей за всеми перемещениями и прочей активностью москвичей и «гостей столицы». Технологии-то опробованы, и грех ими дальше не пользоваться.