search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Было — стало: как изменилось Коломенское за полтора века

, 6 мин. на чтение
Было — стало: как изменилось Коломенское за полтора века

Что может рассказать картина, на которой изображено только крыльцо и несколько людей в праздничных одеждах? Всего-то историю одного художника, трех старинных деревень, а ныне пары районов Москвы, трех церквей и одного парка. Смотрим на картину Верещагина «Троицын день. Село Коломенское» и гуляем по музею-заповеднику.

Выдающегося русского художника Василия Васильевича Верещагина порой задевало, что его называют баталистом. Сам он подчеркивал, что на полотнах просто изображает жизнь России, ничем не приукрашенную. Еще, конечно, Верещагин был человеком мира и путешественником — он организовывал выставки и подолгу жил в Париже, Лондоне, США, на Дальнем Востоке, в Японии, Палестине, на Кубе, в Индии и на Филиппинах. Но отчего-то даже самые преданные поклонники и искусствоведы, рассказывая о жизни художника, часто забывают про московский период. Возможно, он кажется им скучным, слишком благостным и размеренным. Но именно в Москве, а точнее, под Москвой, около деревни Нижние Котлы, Верещагин провел последние годы жизни, построил дом, счастливо женился и завел детей. Здесь он писал столь любимые им «картины русской жизни».

В 1880-х годах Верещагин встретил в США талантливую пианистку Лидию Андреевскую, женился на ней и поселился под Москвой. Новый дом должен был отвечать нескольким требованиям — находиться далеко от города (иначе визитеры будут отрывать от работы) и стоять на возвышенности (жить в низинах и болотах Верещагин не мог из-за здоровья). В 1889 году такой участок был найден — располагался он за Серпуховской заставой, в Нижних Котлах. Впрочем, впоследствии сын художника Василий в своих воспоминаниях уточнял, что жили они не в самой деревне, а скорее на отшибе — на высоком холме между Нижними Котлами и селом Коломенским, в Даниловской слободе. Верещагин не купил, а арендовал участок на 99 лет у крестьян из деревни Новинки. Для строительства дома он заручился поддержкой московского архитектора Николая Никитина, с которым познакомился в 1888 году. Судя по рисункам из Российского архива древних актов, Верещагин построил дом-мастерскую из дерева в стиле традиционной русской архитектуры. В письме Павлу Третьякову он называл дом «избушкой на курьих ножках» — из-за шатровых башенок в типично русском стиле, двускатной крыши и резного крыльца. В остальном это было огромное здание с зимней мастерской, комнатой для прислуги, баней, сараем, конюшней и всем необходимым для проживания двенадцати человек — кроме жены и самого художника здесь жили трое их детей, мать Верещагина и прислуга.

Сама деревня Нижние Котлы была местом специфическим. На рубеже XIX–XX веков здесь началось строительство заводов и фабрик. Тогда же эти места приобрели недобрую славу. Территория была близка к Москве, но не входила в сферу контроля московской полиции. В деревне отсутствовало уличное освещение, зато существовала обширная система пещер, где было легко укрыться, и дешевые трактиры, где было легко напиться — все это делало район привлекательным для криминальных элементов.

«А кроме того, Даниловская слобода, особенно в районе кирпичного завода, куда на работу принимались и беспаспортные бродяги, пользовалась настолько плохой славой, что городские извозчики очень часто отказывались туда ехать, — вспоминал сын Верещагина Василий. — Единственным взрослым мужчиной <в нашем доме> был отец. Когда он бывал дома, никто не боялся. Но если его не было, то в темные осенние и зимние ночи и вечера, когда только некоторые комнаты скудно освещались керосиновыми лампами, внезапный громкий лай собак вызывал в обитателях, или, вернее, в обитательницах дома, понятную тревогу».

Село Коломенское, которое находилось в паре километров от Нижних Котлов, было совсем другим. Его очень любили правители и лидеры, причем самые разные, от Ивана Калиты до Алексея Михайловича. К началу XX века Коломенское стало религиозным центром благодаря древним церквям и их святыням.

После смерти художника его вдова осталась без средств к существованию, и дом пришлось продать. Новый хозяин разобрал постройку. Долгое время никто не вспоминал, что художник жил в этих местах. И только в 2011 году москвич Алексей Орлов, изучив мемуары сына Верещагина Василия, определил, что здание усадьбы находилось между дошкольным отделением школы №978 и библиотекой №159 Нагорного района. Некоторое время московские активисты даже водили по этим местам экскурсии.

Дом Василия Верещагина
Место, где находился дом Верещагина

Картина Верещагина «Троицын день. Село Коломенское» сейчас хранится в Государственном центральном музее музыкальной культуры им. М. И. Глинки. И она, если задуматься — одна из самых загадочных картин художника. Описаний ее создания нет. Искусствоведы допускают, что женщина и двое детей, изображенные на первом плане — это Лидия, жена художника, и их дети. Прекрасная теория, но она разбивается о дату создания картины — 1875 год. Тогда Верещагин путешествовал по Индии и был женат на другой женщине, которая родила ему вскоре скончавшуюся дочь. Что это? Ошибка в датировке? Или Верещагин уже в 1870-х присматривался к этим местам, находя в них нечто особенное? Загадка.

А вот с фоном картины чуть проще — это крыльцо одной из древнейших церквей Коломенского. Правда, чтобы понять, какой именно, мне пришлось съездить в село и посмотреть на святыни своими глазами.

Что изменилось

Ну то есть уже не в село, конечно. Коломенское в XX веке стало частью Москвы со всеми удобствами: сюда проложена зеленая ветка метро, здесь ездят электробусы, работают торговые центры, стоят высотки. Центральное место здесь занимает парк, вернее, музей-заповедник «Коломенское». Что, кстати, не совсем справедливо: расположен он на территории не только одноименного села, но и села Дьяково, не менее древнего и интересного.

Что сохранилось

На территории Коломенского сохранились три древние церкви, которые в теории мог написать Верещагин. Первая из них (если вы идете, как и я, от станции метро «Каширская») — храм Усекновения главы Иоанна Предтечи, белокаменная, крепкая и немного приземистая постройка. Он основан в 1529 году, архитекторы его неизвестны — возможно, это были легендарные Барма и Постник или итальянские зодчие. Храм возведен на месте, где великий князь Василий III во время возвращения с охоты узнал о беременности жены — впоследствии она родила будущего царя Иоанна IV Грозного. Честно говоря, впечатляет даже не сама постройка, а мозаика на воротах в виде головы Иоанна Крестителя и старинное кладбище вокруг. Некоторые надгробья полностью заросли мхом, что неудивительно: древнейшие из них датированы XIV веком. Одно из красивых старинных надгробий принадлежит взрослому, похороненному с ребенком — на нем гости парка оставляют украшения и монетки. Вокруг обильно растут синие цветы — что ж, еще Новалис говорил, что они символизируют бессмертие. Наверное, хороший знак.

Храм красивый, но находится он на территории бывшего Дьяково, да и приметного крыльца у него нет. Не его писал Верещагин.

Храм на другой стороне оврага, на высоком берегу Москвы-реки — церковь Вознесения в Коломенском, возведенная в XVI веке, первый шатровый храм в России. Она построена по проекту итальянского зодчего Ивана Фрязина (Пьетро Антонио Солари). Церковь была одной из самых высоких построек в Московском княжестве, ее высота составляет более 60 метров. Долгое время она выполняла роль дозорной башни. Здесь историки пытались найти знаменитую библиотеку Ивана Грозного. Здесь же в марте 1917 года была обнаружена Державная икона Богородицы, здесь сейчас хранится ее список.

Лестницы церкви издалека похожи на ту, что написал Верещагин, но при ближайшем рассмотрении разительно отличаются.

И, наконец, третья культовая постройка — храм Казанской иконы Божией Матери. Синие купола в золотых звездах, бежевые стены, а под ними…  оно! Приметное крылечко с белой каменной лестницей и столбами — один в один как на картине, только за десятилетия успело поменять цвет. Внутри продается книга, посвященная истории храма, из нее я узнаю, что он построен при царе Михаиле Федоровиче в 1630-х годах, в середине XVII века стал кирпичным (до этого был деревянным). Храм посвящен одной из наиболее почитаемых в России икон Богоматери — Казанской, с заступничеством которой связывали свое избрание на царство государи из рода Романовых. Здесь же хранятся Державная икона Богородицы и деревянная скульптура «Христос в темнице», которая сама по себе любопытна — скульптуры для православных несвойственны, это черта католических церквей. Сам храм сейчас стоит в строительных лесах, но ремонт не мешает проведению регулярных служб.

Xрам Казанской иконы Божией Матери

Обилия травы у крыльца, как на картине, нет. Территория вокруг замощена плиткой, напротив стоят лавочки, гуляют туристы. Недалеко стоит памятник Петру I, рядом его домик — да, Петр здесь тоже был. Повторюсь, цари любили Коломенское особенной любовью.

Исследование такой простой картины, как «Троицын день. Село Коломенское», оставило больше вопросов, чем ответов. Почему художник, тяготевший к атеизму, решил написать окончание православного праздника? Почему ограничился лишь крыльцом, не став выписывать превосходные синезвездные купола? Не знаю. Остановимся на том, что Верещагин стремился честно писать жизнь своей страны, а что может быть более русским и жизненным, чем праздничная служба в старинной церкви.

Фото: pastvu.com, Татьяна Рыжкова

Подписаться: