search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Было — стало: как изменился район Останкино почти за два века

, 6 мин. на чтение
Было — стало: как изменился район Останкино почти за два века

Мы привыкли думать, что судьба крестьянских детей во времена Российской империи была незавидна. Раннее взросление, подъем в четыре утра, изнурительная работа в поле, полная зависимость от барина, который мог продать маленького крепостного куда подальше от родной семьи.

«Положим, он знает лесные дорожки, гарцует верхом, не боится воды, зато беспощадно едят его мошки, зато ему рано знакомы труды», — писал о таких детях Некрасов. Тем не менее в истории России есть примеры крестьян, которым уже в раннем возрасте везло, и они выбивались в люди. Вы наверняка подумали про Ломоносова — он, кстати, был государственным крестьянином, а не крепостным, к тому же его семья была зажиточной. Но сегодня речь в любом случае не про него, а про Николая Ивановича Подключникова. Ему повезло несколько раз: во-первых, он родился в 1813 году в семье потомственных крепостных иконописцев. Во-вторых, его барами были Шереметевы — покровители талантливых людей и обожатели искусств. В-третьих, у Подключникова был настоящий талант к живописи и реставрации картин и икон.

Талант подкреплялся трудолюбием: в Успенском соборе Подключников отреставрировал около ста икон. Результатом его работ было возникновение основ научной реставрации иконописи. Николай в отличие от многих художников своего времени не оглядывался на западные традиции живописи — он ценил работы древнерусских мастеров и считал их навыки и умения бесценными. Он любил Россию, а в России он любил свою малую родину — село Останкино, которое наравне с Кусково принадлежало Шереметевым. Серьезно учиться живописи Подключников начал в 1833 году, посещая Московское общество любителей художеств. Тогда же он пишет родное село — и на свет появляется картина «Вид усадьбы Останкино». Художник изобразил все самое красивое, что есть в Останкино — пруд, церковь и, конечно, усадьбу.

Днем рождения усадьбы можно считать 13 февраля 1790 года. В этот день граф Николай Петрович Шереметев, хозяин труппы крепостных актеров, пишет своему управителю: «Намерен в Останкине я строить театр… » Именно театр, а не просто особняк: Останкинский дворец, ставший жемчужиной русского зодчества XVIII века, изначально сконструирован как дом для искусства и место для постановок. Внутри — просторное помещение со сценой и зрительным залом, которое легко превращалось в пространство для бала. Комнаты усадьбы были обильно украшены скульптурами, живописью, образцами графики и коллекциями декоративного искусства. Граф Николай Шереметев мог себе это позволить — он был одним из самых знатных и богатых людей своего времени. Строительство продолжалось с 1792 по 1795 год. Интересно, что в создании дворца принимали участие не только известные русские и иностранные архитекторы (Кампорези, Старов, Бренна, Кваренги), но и крепостные мастера — Миронов, Дикушин, Аргунов. Здание получилось ровно таким, каким его хотел видеть Шереметев: просторным, богатым, в окружении больших прудов и лужаек. Таким оно досталось наследникам графа. Таким его и изобразил Подключников, выведя на передний план обитателей дворца — актеров и, вероятно, гостей.

Глядя на солнечную картину, сложно представить, что Останкино связано с чем-то мрачным. Тем не менее в усадьбе Шереметевых кипели нешуточные страсти: актрисы, соперничая за роли и внимание, наносили друг другу увечья и регулярно делали подлости. Актеры репетировали на сырых конюшнях и заболевали туберкулезом. Особо неудачливые и прогневавшие знать топились в прудах, которые стали со временем называть Актеркиными. Больше остальных повезло крепостной актрисе и певице Прасковье Жемчуговой — она была так хороша, что очаровала наследника Шереметевых Николая, и тот не просто влюбился в нее, а взял в жены.

Само место, на котором была построена усадьба, имеет колоритную историю. Село Останкино впервые упоминается в 1558 году под названием Осташково. В Смутное время оно подверглось разорению, а местный храм был сожжен. Село переходило от одного владельца к другому и в 1617 году досталось Ивану Черкасскому. При нем в 1625–1627 годах была возведена Троицкая церковь, которая в 1683-м стала каменной. Ее тоже можно увидеть на картине Подключникова. Что интересно, возвел храм еще один крепостной — каменщик П. С. Потехин. В 1743-м село в качестве приданого достается графу Петру Шереметеву — тогда же название Осташково меняется на звучное Останкино.

Николай Подключников. «Вид усадьбы Останкино», 1833

Если вы откроете историю Останкино, первое, на что наткнетесь — это мрачные легенды, которые уже давно затмили собой официальные факты. Это неудивительно: в старину, еще задолго до Черкасского, это место было непроходимым лесом с болотами, в которых периодически возникали стихийные кладбища для неопознанных мертвецов, самоубийц, иноверцев, больных чумой и прочих сомнительных граждан. К тому же совсем рядом располагалась Марьина роща — там кроме кладбищ были еще разбойники и дешевые трактиры.

Самая известная легенда об Останкино — о старухе Агафье. Якобы давно, еще во времена болот и кладбищ, в здешних местах жила старая ведьма, которая однажды приняла сильное снотворное и не проснулась. С тех пор ее дух защищает местную землю, в которой лежат неупокоенные кости, а сама бабушка является самым разным людям с нехорошими для них новостями. По легенде, она являлась и предсказывала смерть императорам Павлу I и Александру II, которые приезжали в Останкино в гости к Шереметевым. Она же предсказала скорую смерть Прасковье Жемчуговой.

Другая легенда связана с неким опричником Ивана Грозного по фамилии Орн. Этот человек якобы был иноземцем на службе у государя и отличался жестокостью и любовью к деньгам. По легенде, он присвоил себе чудесный перстень, который купцы везли в Кремль. Перстень этот позволял переноситься из одного места в другое за мгновение. Правда, использовать его мог лишь чистый душой человек, о чем Орн не знал. Это его и погубило: надев артефакт, опричник бесследно исчез.

А еще этот самый Орн был якобы чернокнижником. Он мечтал установить в селе Останкино огромную башню, с вершины которой мог бы повелевать умами человечества. Глядя на современное Останкино, можно сказать: в некотором роде мечта мифического опричника сбылась.

Что изменилось?

В конце XIX века Шереметевы начинают зарабатывать на усадьбе: появляется парк с оранжереями, где продают цветы. Вокруг строятся и сдаются в аренду огороды и дачи. После революции последний Шереметев, Александр, передал усадьбу на 99 лет франко-бельгийской компании, а сам покинул Россию навсегда. Усадьба стала государственным музеем — ее попытались переименовать в Пушкинский, но неудачно — москвичи продолжали называть ее Останкино.

В 1935 году в Останкинском парке начали строить Всесоюзную сельскохозяйственную выставку — так появился знаменитый парк ВДНХ с его павильонами. Сейчас усадьба входит в комплекс ВДНХ и является его старинной достопримечательностью.

В 1960-х этот район становится центром советского телевидения — здесь строится Останкинская башня, позже открывается Останкинский институт телевидения и радиовещания — он располагается на месте Актеркиных прудов.

И, конечно, эти места с XX века неразрывно связаны с космосом: павильон «Космос», в котором открылся центр «Космонавтика и авиация», улица Академика Королева, чуть дальше, к метро «ВДНХ» — Музей космонавтики, гостиница «Космос», монумент «Покорителям космоса». Кажется, за XX век Останкино стало передовым районом, где нет места старине и легендам.

Что осталось?

А вот и есть! Во-первых, сохранилась сама усадьба, правда, сейчас она уже длительное время на реставрации. Известно, что в нее уже вернули восстановленный паркет — вставки из мореного дуба и березы делали мастера из Санкт-Петербурга. Когда-то граф Шереметев заказывал напольные покрытия именно там. Реставраторы вообще обещают вернуть усадьбе-театру максимальную аутентичность — проект носит название «Реконструкция усадьбы Останкино на основе чертежей и карт конца XVIII — начала XIX века». В его рамках планируется не только восстановить сохранившиеся здания, но и отстроить, например, флигели и оранжереи, которые до наших времен не дожили.

Сохранилась изящно украшенная Троицкая церковь. В целости большой Останкинский пруд. Здесь сидят рыбаки с удочками, туристы катаются на лодках, вокруг ездят самокатчики, гуляют мамы с детьми. Представлений здесь не устраивают, но и актрисы больше не топятся, что тоже хорошо. Вообще если встать спиной к Останкинской башне и посмотреть на усадьбу, вид, который вам откроется, будет более чем узнаваем — как с картины Подключникова. Вот только шум машин покажется лишним.

Рядом с улицей Академика Королева проходят улицы Шереметьевская и Аргуновская: одна увековечила имя богатого театрала, другая — его крепостного архитектора. И, конечно, никуда не делись легенды. Останкино до сих пор интересует магов и эзотериков. Кто-то утверждает, что при строительстве башни находили человеческие кости. Кто-то называет Останкино любимым районом самоубийц (официальных подтверждений этому мы не нашли). А кто-то клянется, что рядом с телебашней порой видят грозную старушку, которая предсказывает пожары и прочие неприятности.

Что ж, легенды — свидетельство того, что район был и будет интересен москвичам. Надеемся, что скоро реконструкция усадьбы закончится, и мы наконец-то увидим интерьеры, которыми любовался в свое время талантливый художник Подключников.

Фото: фрагмент картины Николая Подключникова «Вид усадьбы Останкино», 1833; shutterstock.com

Подписаться: