search Поиск Вход
, 10 мин. на чтение

Что производит и экспортирует Москва

, 10 мин. на чтение
Что производит и экспортирует Москва

За первые 10 месяцев 2020 года объем несырьевого неэнергетического экспорта Москвы вырос по сравнению с тем же периодом 2019 года на 38,5% и составил 31,2 млрд долларов, сообщает телеграм-канал «Экономика Москвы». Продукция московских производителей идет в 178 стран мира. В основном Москва отгружает за границу оборудование, компьютеры и полимеры, то есть продукцию высокой добавленной стоимости, а в структуре продовольственного экспорта лидируют шоколадные изделия.

Кто-то эмоционально фыркнет: «Да ладно, Москва ничего не производит, а только тянет со всей страны». Комментарии такого рода можно услышать как от обывателя, так и от профессора столичного вуза и даже встретить в интервью одного главы президентской администрации, ныне бывшего. В рассуждениях о Москве вообще много эмоций. И это хорошо, уверен вице-президент Московской торгово-промышленной палаты (МТПП) Сурен Оганесович Варданян: «Цифры можно посмотреть на информационных порталах, они, конечно, важны для расчетов, принятия экономических решений. Но для выработки стратегии нужен эмоциональный контекст. Важно понять, что люди, оперирующие цифрами, верят в перспективы, которые за этими цифрами стоят».

Промышленное прошлое

«Утверждение “Москва ничего не производит” — это некий стереотип, причем известный еще со времен Советского Союза, — говорит Варданян. — Москва якобы паразитирует на регионах и на своем положении федерального центра. Но ведь Москва исторически развивалась и застраивалась как промышленный центр».

С этим трудно спорить. К концу XVI века, когда Москва уже два века была столицей Российского царства, в нем насчитывалось 220 городов, и в крупнейшем из них, Москве, проживало около 100 тыс. человек (столько же, сколько в Лондоне, Венеции, Амстердаме или Риме). В Москве развивалось ремесленное производство, велось каменное строительство, появились первые большие казенные предприятия — Оружейная палата, Пушечный и Суконный дворы. В разных частях города слободами селились кузнецы, оружейники, гончары, каменщики, текстильщики, печатники, кожевники и плотники. Теперь это все названия московских районов — промышленное прошлое Москвы навсегда осталось в ее топонимике.

В начале XX века, на закате Российской империи, численность населения Москвы росла на 3,5–4% в год, достигнув в 1912 году 1,62 млн человек, что составляло около 1% населения России (9-е место среди крупнейших городов мира того времени). По свидетельству современника, город «только потому может вместить и приютить эти массы пришлого населения, что ее промышленное и торговое значение быстро идет вперед». По данным экономиста Н. В. Антонова, на территории Москвы действовало 1190 фабрик и заводов (в основном крупных, с числом рабочих свыше 500 человек на одно предприятие). Объем их производства достигал 8,3% от выпуска всей российской промышленности. Число рабочих составляло почти 150 тыс. человек (7,5% от общероссийского без Сибири и Средней Азии) и еще столько же ремесленных рабочих. Со своими 10 железнодорожными линиями Москва была крупнейшим транспортным узлом, а также важнейшим логистическим центром — фабриканты со всей страны имели здесь свои склады, правления и конторы.

Промышленность Москвы была разнообразной: 34% в ее структуре составляли пищевые предприятия, почти 26% — текстильные, около 17% — химические и 10,4% — по обработке металлов. Столица вывозила вдвое больше металлических изделий и машин, чем ввозила. А вот электротехническое производство только зарождалось, составляя 1,6%.

«В советское время в Москве консолидировались индустриальные, в том числе технологические, производства, — продолжает Варданян. — Были громадные заводы, такие, как “Серп и Молот” и ЗИЛ. В этом была необходимость, связанная как с ресурсной базой, так и с базой кадрового потенциала».

Около 200 промышленных зон занимали почти 17% всей территории города. Заводы-гиганты заявляли о себе дымящими трубами и кварталами однообразной жилой застройки для рабочих. С распадом СССР промышленное производство в Москве стало снижаться. Негативный тренд сохранялся вплоть до 1998 года, после чего начался сначала плавный, а затем все более заметный рост. Население столицы продолжало расти, хотя и вдвое меньшими, чем в начале XIX века, темпами — в 2002–2012 годах на 1,5% ежегодно. Если в 1998 году в Москве проживало 11,6 млн человек, то в начале 2017 года — уже 12,4 млн человек (из них 340 тыс. — в Новой Москве).

Новая промышленность

«В постсоветский период город становился в большей степени административным и финансовым центром. Но вряд ли можно говорить о деиндустриализации, — считает вице-президент МТПП. — Скорее в 1990-е годы происходила переоценка отраслевой структуры мегаполиса, выполняющего столичные функции. Присутствие многочисленных производств, в том числе тяжелой промышленности, отягощало не только инфраструктуру города, но и его экологию. Город принял решение о выводе предприятий. Такая задача впервые ставилась еще в советское время, в 1960-е годы. Но только в 1990-е была принята программа вывода из Москвы ряда крупных, энергетически затратных и экологически рискованных производств. Это, конечно, вылилось в снижение объемов промышленного выпуска. Любая перестройка предполагает смену парадигмы, а значит, будет и период падения. Физический вывод производств сопровождался кадровой перестройкой. Отчасти рабочие и специалисты последовали за своими производствами в другие регионы. Предприятия выводились в Подмосковье, Владимирскую и Смоленскую области. Правильнее, на мой взгляд, говорить о переводе их в Московскую агломерацию — 300-километровое кольцо вокруг столицы. Предприятия эти оставались привязаны к московским возможностям, у некоторых сохранились в Москве административные офисы, центры исследований и разработки внедренческих решений. Передав в регионы часть работающих производств, столица поделилась с ними налоговыми поступлениями».

Москва по-прежнему остается крупнейшей региональной экономикой в России. В столице производится 13,2% общероссийского объема продукции предприятий несырьевых отраслей. При этом обрабатывающая промышленность города составляет 13% валового регионального продукта и обеспечивает 5,3% налоговых поступлений в городской бюджет.

Новая московская промышленность — это прежде всего технологичная инфраструктура. В ее основе — Закон о промышленной политике с изменениями на 20 февраля 2019 года, в котором прописаны статусы предприятий: промышленный комплекс, технопарк, технополис, якорный резидент, инвестиционный приоритетный проект, производитель автотранспортных средств. Каждому статусу соответствуют свои инструменты поддержки в виде налоговых и имущественных льгот и субсидий. Многие функции — регистрации, управления, подачи заявок и получения документов — существуют в виде онлайн-сервисов.


Промышленность становится компактной, технологичной и не так заметна в городе, как в прошлые времена. Бывшие промзоны очищаются и застраиваются новыми производственными и жилыми комплексами, превращаясь в часть городской среды. В Москве работает свыше 700 крупных и средних производств, в которых занято около 700 тыс. сотрудников. Создано 36 технопарков. На пяти площадках особой экономической зоны (ОЭЗ) «Технополис “Москва”» действует более 180 предприятий, пользуясь режимом свободной таможенной зоны и налоговыми льготами.

Старые производства проходят модернизацию. Самая масштабная — на нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ). Она идет с 2010 года и должна завершиться в 2025-м. С 2010-го нагрузка НПЗ на окружающую среду снизилась в четыре раза, а в будущем здесь планируется полностью отказаться от производства мазута.


Московские предприятия выпускают автомобили Renault, лифты, одежду, самолеты, роботов: 20% занимает производство пищевых продуктов и напитков, 16% — готовых металлических изделий, 8% — компьютеров, электронных и оптических изделий, 7% приходится на ремонт и монтаж машин и оборудования, 6,3% — на лекарственные средства и материалы медицинского назначения. В Москве расположено более 300 оборонных производственных и научно-исследовательских предприятий, работающих в области авиастроения, космоса, приборостроения, радиоэлектроники и атомной энергетики.

В 2019 году рост промышленного производства в Москве продолжался четвертый год подряд и по итогам года составил 7%. Пандемия замедлила, но не сломала этот тренд. К концу 2020 года, отчиталась мэрия, оборот сектора торговли и услуг стабилизировался чуть ниже уровня 2019 года, а вот индекс промышленного производства за 11 месяцев вырос на 4,1%. При этом объем инвестиций в основной капитал в столице за девять месяцев составил 1,9 трлн рублей, что на 11,5% больше, чем за такой же период 2019 года, и составляет 16% всех инвестиций в стране.

«Восстановление промышленного производства в Москве после падения в 1990-х годах произошло не просто так, — считает вице-президент МТПП. — В конце 2000-х годов была изменена концепция промышленной политики. Город остановил процесс вывода производств, начав переосмысливать, что, куда и стоит ли вообще выводить. Был взят курс на высокие технологии, производство высокой добавленной стоимости с наименьшими затратами ресурсов. В столице это фармацевтика и медицинское оборудование, информационные технологии, высокоточное приборостроение и химия глубокого производства. Акцент делается на создание исследовательских центров, где происходит апробация моделей для внедрения в серийное производство. Это беспилотный транспорт, новые технологии управления производственными площадками, умное станкостроение с минимальным присутствием людей. То есть производства, для которых требуются не площади, а высококвалифицированные кадры и энергетические мощности, которых в Москве в избытке».

Московский экспорт

С 2019 года в России реализуется национальный проект «Международная кооперация и экспорт». Его цель — двукратный рост экспорта российских несырьевых товаров к 2024 году, до 250 млрд долларов. Москва в этом процессе ведет: если в 2018 году на столицу приходилось 16% российского несырьевого экспорта, то по итогам 2019 года — уже 20% (более 43% в общем объеме российского экспорта). А вот в 2020 году, по сообщению мэрии, уровень в 22% несырьевого неэнергетического российского экспорта был достигнут уже за первые полгода, с января по июнь.

В количественном выражении, сообщает investmoscow.ru, ссылаясь на слова заммэра по вопросам экономической политики Владимира Ефимова, объем экспорта московской промышленной продукции в 2019 году составил 27,8 млрд долларов, что на 32% выше, чем годом ранее. В позапрошлом году Москва экспортировала продукцию в 186 стран мира, в том числе в Китай, Великобританию, Турцию, Белоруссию и Казахстан — в эти пять стран поступает 50% всего экспорта Москвы. Спросом пользовались: механическое оборудование и техника, компьютеры (2,81 млрд долларов), полипропилен (129,85 млн), парфюмерия, косметические и туалетные средства (394,24 млн), оптика, приборы, медицинская техника (576,86 млн) и фармацевтическая продукция (260,32 млн).

В 2020 году экспорт вырос. По некоторым позициям цифры поражают. Например, за девять месяцев 2020 года объем поставок готовых текстильных изделий в Китай увеличился на 6344,89% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. На 226,62% выросли поставки автотехники в Алжир. В Нидерланды и Бельгию на 244,18% и 197,68% больше завезли механического оборудования, техники и компьютеров. Австрия приобрела у нас на 807,20% больше игрушек и спортинвентаря.

На Китай приходится 15,8% всего экспорта столичных товаров. По итогам девяти месяцев 2020-го их вывезли на 1,5 млрд долларов, что на 40,8% больше, чем годом раньше. Объем экспорта Москвы в Великобританию за первые девять месяцев 2020 года увеличился в 2,3 раза и составил 10,5 млрд долларов — это почти 11% всего экспорта столицы. В число вывозимых товаров входят продукты неорганической химии, механическое оборудование и техника, компьютеры.

За это же время столичный несырьевой неэнергетический экспорт в Европу увеличился в два раза и составил 15,3 млрд долларов (против 7,8 млрд годом ранее). В Данию, например, начали поставлять низковольтную распределительную аппаратуру (рост экспорта в эту страну за девять месяцев составил 51,1%).

Объем экспорта московской фармы за девять месяцев 2020 года вырос на 36,1%, до 227,46 млн долларов. Наибольшим спросом пользовались антибиотики — их экспорт вырос почти в 10 раз, а основными покупателями стали Сингапур, Белоруссия и Казахстан. «Фарма серьезно локализирована в России, — объясняет Варданян. — В силу законодательства об импортозамещении многие компании, чтобы иметь возможность участвовать в госзакупках и выдерживать конкуренцию с местными, локализовали свои производства, начиная с базовых стадий. Это привело к резкому росту фармацевтического экспорта. В целом рост московского экспорта — это следствие совокупности факторов: по ряду секторов мы сейчас абсолютно конкурентоспособны, гораздо более экономически эффективны, и наша продукция технологически часто более интересна. Девальвация рубля сыграла свою роль, но главные факторы — это научные наработки и недорогие энергетические ресурсы».

По словам вице-президента МТПП, фишкой Москвы стало производство и экспорт уникальных изделий. Это, например, специализированные светодиодные системы, которые не только освещают, но и дезинфицируют помещения. Москва также поставляет объекты газо- и водоочистки, которые очень востребованы на рынках, и серьезно занята в производстве новых, прежде всего композитных, материалов. «А вот московские компьютеры — это в основном сборочное производство, хотя уже со значительной и растущей долей локализованной компонентной базы, — говорит Варданян. — Некоторые компоненты мы еще не то чтобы не научились производить, но пока не создали систему, которая позволяла бы делать их производство экономически выгодным». Москва также становится серьезным центром исследований для промышленного производства с использованием ядерных, лазерных и водородных технологий и осуществляет конверсию оборонных предприятий с передачей, где возможно, технологий гражданским производителям.

Made in Moscow

За границей на произведенное в России все еще смотрят с недоверием. Коммуникацию с потенциальным потребителем поможет наладить брендирование. «Тема территориального брендирования — это серьезный проект, — уверен вице-президент МТПП. — Но он только последние пару-тройку лет начинает серьезно набирать обороты. За рубежом брендируют целые отрасли. Все мы знаем “швейцарские часы”, “французское вино” и “немецкие автомобили”. Мы здесь проигрываем, в частности потому, что у нас самих до сих пор существует такое странное понятие: наше — это “не то”. За границей “партнеры” на нас часто так же смотрят. Поэтому, выводя продукцию за рубеж, наши компании часто создают бренды специально для этих рынков, чтобы они выглядели как местные. Это надо менять, делать российские бренды узнаваемыми. В Китае уже любят шоколад “Аленка”, торты, мороженое российских брендов».


Для повышения узнаваемости московской продукции принимаются меры. Варданян перечисляет: «Московский экспортный центр запустил программу Made in Moscow, это помощь в продвижении за рубежом, включая информационное сопровождение через публикации в зарубежных медиа и участие в отраслевых выставках. Эта программа предполагает общее позиционирование, стандартизацию, а также сертификацию по международным правилам. Центр АНО “Моспром” помогает московским предприятиям выводить продукцию, в том числе конверсионную, на внешние рынки. У нас в МТПП есть программа “Московское качество”, она нацелена на московский рынок и тоже предполагает программы сертификации и стандартизации. Даже локализированные в Москве зарубежные компании участвуют в ней. Например, Baskin Robbins получила звание “поставщик Кремля”. Ну и, конечно, МТПП во взаимодействии с городом использует международный ресурс системы торгово-промышленных палат по всему миру для консалтинга московских компаний».

Сможет ли промышленный комплекс Москвы занять ведущее место в экономической структуре города, обойдя сектор торговли и услуг и операции с недвижимостью? Вице-президент МТПП считает, что нет: «Думаю, Москва будет балансировать между сервисом — под сервисом я понимаю не только рестораны, гостиницы, магазины, но и в более широком смысле финансовые, медицинские, транспортные услуги, не создающие, но обеспечивающие функционирование городской инфраструктуры, — и вот этим новым технологическим производством. При этом, полагаю, в Москве будет расти доля производств, производящих уникальную продукцию с высокой добавленной стоимостью, а компании будут и дальше стремиться снижать издержки. 2020 год показал, что большие площади под офисы больше не нужны, можно переводить часть сотрудников на удаленную работу, не теряя эффективности. Под это сейчас разрабатывается правовая и регуляторная база».