search Поиск Вход
, , 7 мин. на чтение

Десятые: мы пережили это вместе. Прошла мода на глянец, золото и расточительство

, , 7 мин. на чтение
Десятые: мы пережили это вместе. Прошла мода на глянец, золото и расточительство

Десятые — время слома прежних тенденций: гламур умер. Нормкор, оверсайз и белые кроссовки пришли на смену стразам и каблукам. Появился Instagram. Топовые блогеры оказали столь сильное влияние на моду, что та стала подстраиваться под их вкус. Параллельно развивалась альтернативная вселенная моды, в авангарде которой был Rick Owens.

Мы поговорили с модниками и модницами, трендсеттерами и профессионалами о том, какие тренды были актуальны в 2010–2017 годах, как наряжались, чтобы идти веселиться в «Симач», «Солянку», Noor, на знаковые мероприятия Jameson IrishHood.

В 2010 году стало понятно, что прежний формат проведения досуга, гигантские пафосные ночные клубы с их баснословно дорогими ложами, льющимся рекой шампанским и неестественно бодрой толпой моделек всех мастей в стразах и ультрамини постепенно отходит в прошлое. Москвичи успели поездить по свету, получили необходимый опыт. Из британских, американских и иных высших учебных заведений начали выпускаться молодые россияне, те, кто за годы жизни в Лондоне — Париже — Нью-Йорке прильнули к барной культуре. Они тоже любили веселиться, тоже могли зажигать, но все же несколько иначе, нежели в золотые двухтысячные — по-западному, без блефа и шика, но в то же время по-нашему — искренне и весело.

Denis Simachev Shop&Bar, 2017
Jameson IrishHood, Bereg District, 2017

Под влиянием накопленного опыта изменилось и отношение к одежде, стилю, брендам. Как будто занавес упал и мы стали частью мирового фэшн-движения. Вместе с ночными клубами прошла мода на глянец, золото и расточительство. Люди почувствовали себя свободнее, стали больше экспериментировать.

Маша Миногарова (блогер, видеоблогер, телеведущая, в начале десятых — модель):

— Начиная с 2011 года я три года работала в Милане моделью. Вообще, помню себя, приехавшую в Милан в низких джинсах Diesel, в черном приталенном пиджаке с рукавчиками три четверти. Первое, что я увидела в Милане — это шикарных девчонок в джинсах скинни, в узких ботинках с острыми носами и в шубах с длинным ворсом, и я такая думаю: «Ого, а так можно было?» И, конечно, прозрачные шифоновые рубашки, шифоновые юбки, все прозрачное. Я надолго стала фанатом этого образа и так одевалась, когда в 2013 году вернулась в Москву.

У продвинутой части молодежи ушло раболепное преклонение перед громкими именами прошлого фэшн-индустрии. Многие просто перестали париться о том, что носить. «Все были пьяные и раздетые чаще, чем прилично одетые», — сказала по этому поводу  модель, блогер и диджей Даша Малыгина. Она участвовала в показах  Prada, Marc by Marc Jacobs, Ashley Isham, Miu Miu, Topshop, Moschino Cheap&Chic, Marni, снималась для Vogue, V Magazine, ELLE, Harper’s Bazaar, диджеила во всех знаковых московских и питерских местах, и «вся ее жизнь была одна сплошная вечеринка и сон в самолете».

С конца 2011 года в моду входят удобные объемные свитера, джинсы relaxed, рубашки в клеточку, белые кроссовки вместо каблуков.

Олицетворением этой новой моды на все удобное и невычурное стал нормкор — стиль, делавший ставку на комфорт, вдохновленный одеждой старшего поколения. На западе эту эстетику начал разрабатывать бренд American Apparel. Компания быстро набрала популярность за счет провокационной рекламы, в которой уже тогда снимались порнозвезды, модели-трансгендеры и пенсионеры. Кроме того, American Apparel получил широкую известность благодаря своей прогрессивной политике. Бренд трудоустраивал  мигрантов, запустил программы по сексуальному образованию и сотрудничал с благотворительными фондами.

«В конце концов не мы решаем, что будем потреблять. Скорее, за нас думают те, кто продает нам ту самую моду. Ритейлеры», — считает Влад Чибинов, известный московский модник, коллекционер редких и дорогих дропов и экземпляров самых актуальных современных дизайнеров, владелец re-sale сервиса Spin4Spin, который очень активно тусовался именно в десятые.

С другой стороны, среди настоящих fashionista, тех, кто искренне отрицал и презирал нормкор в те годы, все сильнее  и сильнее пользуется признанием так называемая альтернативная концептуальная мода: авангард, бельгийцы, Rick Owens, Boris Bidjan Saberi, Carol Christian Poell и другие.

Александр Моисеенков (владелец и управляющий партнер магазина «3,14», создатель концептуального пространства CPP Room, представляющего вещи от дизайнера Carol Christian Poell, клубный промоутер):

— В сентябре 2010 года я открыл свой проект «3,14». Мы возили интересных японских дизайнеров, кого-то из бельгийцев, каких-то альтернативных итальянцев. Возили и возим до сих пор Boris Bidjan Saberi, Individual Sentiments, обувь Guidi, Rick Owens. Примерно с 2010 по 2015 год в индустрии царил дарк-фэшн.

Лео Сквирский, блогер, автор Telegram-канала «Леонардо Ди Ванче», проведший десятые между Нью-Йорком и Москвой, постоянный гость «Симачева», «Солянки» и «Стрелки», считает, что богатая молодежь одевалась очень комично, например, в футболки Dolce & Gabbana с Аль Пачино из «Лица со шрамом» или куртки Philip Plein с металлическими буквами.

Маша Миногарова рассказывает, что по возвращении из Милана сначала попала как раз в такую тусовку, ходила в Soho Rooms и «Облака», смотрела на людей вокруг и глазам своим не верила, думала, что в Москве просто не могут так плохо одеваться. «Парни все были в поло, дорогих ремнях, в обычных темных джинсах или штанах и в каких-то то ли туфлях, то ли кроссовках, в общем, было что-то такое очень невнятное. Девицы одевались красиво, но это были платья вроде Herve Leger, сексуальные женские наряды праздничного характера», — говорит она. Спасение пришло, только когда Маша начала тусоваться в «Солянке», «Арме» и «Симачеве». Здесь уже она увидела настоящую современную модную Москву, красивых, молодых и ярких людей.

В десятые годы стало модно проводить мероприятия в разных необычных местах, на разрушенных заводах, фабриках, в недостроенных домах и в красивых московских особняках. Наши герои специально наряжались, чтобы пойти на ту или иную подобную вечеринку. Особняком стояли мероприятия Jameson IrishHood. Сквирский выделяет «айришхуды» среди других ивентов, отмечая их как знаковые вечеринки, всегда удивлявшие масштабом и креативностью исполнения. 

Troyka Multispace, 2016

Маша Миногарова вспоминает:

— Мне запомнилась давным-давно прошедшая вечеринка Jameson Sips & Chips в еще строящемся, мне кажется, доме. Там был покерный турнир, в доме было огромное количество этажей, огромное количество локаций, помню, мы ели попкорн со вкусом Jameson. У меня даже есть видео на YouTube про поход на эту вечеринку.​

Jameson Sips & Chips, 2014

Маша Миногарова, Jameson Yard, Strelka Bar

В то же время в Москве происходило больше количество привозов знаковых артистов. Каждое такое событие отзывалось в сердцах тусовщиков, зачастую заставляя придумывать себе тематические образы, подходящие  для определенного мероприятия. Александр Моисеенков, в своей клубно-промоутерской деятельности в те годы занимавшийся концептуальным пространством Troyka Multispace, отмечает, например, совершенно фантастическую  вечеринку, когда в Troyka приезжал Maceo Plex. Все хотели попасть туда, девушки надевали свои лучшие наряды, но фейсконтроль был неумолим, а внутри модники все в черном, в первых линиях Rick Owens и Boris Bidjan Saberi отрывались под упругий бит мастера диджеинга. Еще, считает Александр, отличное было мероприятие, когда Troyka привозила Black Coffee, а в 2016 году была лучшая вечеринка того года — в Troyka привезли Elrow.

Даша Малыгина, в свою очередь, тоже вспоминает вечеринки Jameson IrishHood, всегда яркие и масштабные, предлагающие своим гостям разные активности. Говорят, за пригласительные на эти мероприятия всегда шла настоящая драка.

«Вообще, раньше, в десятые, для людей тусовка была — лайфстайл, а сейчас люди любят более точечные мероприятия. В десятые годы многие жили тусовками. Наверное, фактор новизны давал интересный такой флер, люди были более легкими на подъем», — считает Александр Моисеенков. Он рассказывает, что те годы сблизили его со многими гостями вечеринок и другими промоутерами. Со словом «друг» Александр сознательно осторожничает, говорит, это уже совсем особая форма близости, однако с близкими людьми из десятых отношения у Александра продолжаются и по сей день. Например, благодаря тусовкам того времени у Александра появился бизнес-партнер, с которым они открыли бар «Кабинет 3,14». У Маши Миногаровой тоже сложилась за те годы обширная компания. С этими людьми она общается и сейчас начиная с ее тогдашнего соседа по квартире Гоши Полянского, с ним Маша познакомилась на открытии клуба #LOL, который делали ребята из «Симачева». Среди друзей из десятых годов у Маши — всевозможные диджеи, фотографы, как она говорит, «все нужные люди земли».

Стили меняются, заведения закрываются, но дружба — это единственное, что у нас остается после тусовок. И как бы ни менялся вектор моды, одевались бы мы в почти готическом стиле или ныряли в уютные свободные худи, тусовались бы мы на «Арме» под жесткое техно или закрывали «Симачев», самое главное, даже в тусовках, даже в больших мероприятиях, даже на, казалось бы, бездушных рейвах — человеческий фактор. Если рядом друзья, те, с кем тебе комфортно, «твои люди», то в целом неважно, какой стиль нынче правит, нормкор или конептуальный дарк-фэшн. Тебе везде и во всем хорошо.

Фото: Василий Сидорин, @dsbar, @TROYKA.MULTISPACE, Vasiliy Kolomiec/Jameson.Russia